ONLINE Газета
для семейного чтения

Воскресенье 16 Декабря 2018

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Зодчий французского происхождения

Автор: Редакция
Дата: 17 July 2018
Просмотров: 111

5 августа 1864 года в черноморском городе Одессе в семье французского подданного, кажется, каретного мастера, Августа Шодэ родился сын, которого тоже называли Августом, Огюстеном: Август Августович Шодэ. 13 августа того же года в городе Симбирске началась череда грандиозных пожаров – самое масштабное стихийное бедствие в городской истории. «В это время погибло казенных зданий 27 и 3 общественных; каменный гостиный двор, ярмарочные ряды, все строения на базарной площади, как то рыбный, щепной, москательный, мясной, соляной и мучной ряды; частных домов сгорело 1480, церквей 12 и Спасский женский монастырь. Осталось несгоревших домов 870».

Эта трагедия стоила жизни сотням симбирян, погибших в пламени и скончавшихся позже от нужды и болезней. Трагедия всколыхнула всю Российскую империю, желавшую помочь погорельцам хлебом, деньгами и словом. Но огонь не только уничтожил то, что было – он освободил место новому. Трагедия стала символом, особенным после отмены крепостного права в 1861 году – ведь Симбирск слыл «городом-дворянином», особенно тужившим о недавнем прошлом. Жизнь на пепелище начиналась как бы с чистого листа, и теперь она должна была развиваться по-другому.

Так впервые сошлись судьбы Симбирска и его, пожалуй, самого выдающегося зодчего. Дальше возникла пауза в символических 33 года. Август Шодэ рос, учился в школе и художественном училище, служил во французской армии – а где еще служить французскому подданному! – учился во Франции, потом вернулся в Одессу, заведовал мебельно-декоративной фабрикой, женился, родил троих детей.

Еще шестеро детей родятся у Августа Августовича в Симбирске, куда он перебрался в 1897 году. Шаг смелый, памятуя, что Симбирск – родина талантов, которые реализуют себя, как правило, вдалеке от родных пенатов. Да и как ехать сюда, в «сонный город» после шумной и пестрой Одессы, уже сумевшей зарекомендовать себя среди самых известных центров всей Российской империи. Она восхищала даже знаменитого американского писателя Марка Твена, особо взыскательного, по ремеслу писателя-сатирика: «По виду Одесса точь-в-точь американский город: красивые широкие улицы, … деловая суета на улицах и в лавках; торопливые пешеходы; …и даже густое облако пыли окутало нас словно привет с милой нашему сердцу родины».

Но истинный творец знает – он способен преображать окружающее, тем более что оно само стремилось преображаться. Зримым знаком грядущих преображений для симбирян в 1897 году стало строительство железнодорожной  ветки от Рузаевки к Симбирску. «Железная дорога, – предрекал наш знаменитый краевед Павел Мартынов, – явится для Симбирска таким же внешним толчком, каким было, в начале 1870-х годов, быстрое развитие пароходства по Волге, и можно быть уверенным, что навязываемое ныне Симбирску название сонного города сделается вскоре анахронизмом».

Вместе с А.А. Шодэ в город на Волге перебрался его сводный брат Эрнест-Виктор Викторович Спаннер, выпускник Академии художеств. Он только что получил звание художника-архитектора за представленный на защиту проект театра. Городской театр был давнею мечтою симбирского общества – существовавший в городе театр принадлежал частному лицу, которое могло в любой момент перепрофилировать свою частную собственность по своему разумению.

Часто именно Эрнеста Викторовича указывают как «заманившего» Августа Августовича в Симбирск. Но, отправляясь в далекий Симбирск, оба брата рассчитывали на покровительство и дружбу своего земляка-одессита, титулярного советника Николая Александровича Розетти. С 1895 года Н.А. Розетти служил в Симбирске городским архитектором.

Главным симбирским проектом Н.А. Розетти стала масштабная перестройка в «русском стиле» старинного Спасо-Вознесенского собора в самом центре Симбирска, на Большой Саратовской улице. А еще Николай Александрович узаконил Музу Клио и памятник Н.М. Карамзину в качестве монументального символа Симбирска, поместив его изображение на меню праздничного обеда в честь 250-летия основания губернского города, шумно отпразднованного в октябре 1898 года.

Городской юбилей и открытие железнодорожного сообщения в самом конце того же 1898 года стали символическим «водоразделом» между прошлым и будущим, воспринимаемым исключительно позитивно. Казалось, что железная дорога вмиг открыла Симбирску весь мир. Но будущее перебрасывало «мостик» к прошлому, причем не столько к местному, с его крепостным правом и крестьянскими бунтами, а к прошлому общеевропейскому, мировому!

В 1897 году Российскую империю, в ответ на визит императора Николая II, посетил президент Французской республики Феликс Фор. Это было знаковое событие – в честь высокого гостя русские военные оркестры торжественно исполняли французский государственный гимн – официально запрещенную в России революционную «Марсельезу»! Франко-русский союз вплоть до революции 1917 года кардинальным образом влиял на всю внешнюю политику, а вместе с ней и на культурную жизнь России – от Санкт-Петербурга и до окраин. Французский ренессанс, барокко и готика вдохновляли мастеров эпохи эклектизма (от греческого термина, означающего «избранный» или «отборный»), или историзма, как еще называют его.

Разумеется, заполучить в такое время почти «настоящих» французских зодчих – и с подданством, и с фамилиями! – было для Симбирска большой удачей.

Вместе с братом Эрнестом-Виктором Спаннером Август Шодэ спроектировал здание Симбирского дворянского пансиона-приюта, торжественно заложенное 6 мая 1902 года – нынешний факультет иностранных языков Ульяновского педагогического университета. Август Августович охотно сотрудничал с другими симбирскими зодчими. Считается, и убедительно, что он ассистировал городскому архитектору Л.М. Анненкову, в 1901 году перестраивавшему дом купца Н.Я. Шатрова – нынешний Дворец бракосочетаний. Можно предполагать его же соавторство и в другом шедевре, приписываемом творчеству Л.М. Анненкова – «Доме с орлами» по Овражному (ныне Комсомольскому) переулку, принадлежавшем купцу Ермилу Задорину. Документальных свидетельств тому пока нет – но А.А. Шодэ и не цеплялся особо за авторство. В истинном творце всегда похвальна скромность – но другой причиной тому была большая семья и связанные с нею нужды.

Замечательный ульяновский краевед Алексей Сергеевич Сытин всегда отстаивал за А.А. Шодэ авторство находящегося в одной связке с «Домом с орлами» здания Симбирского Землемерного училища, выдающегося образца неоготики, строившегося в 1913-1916 годах – ныне старый корпус Ульяновского технического университета. Номинальным автором проекта по документам считался и считается архитектор В.Г. Иванов. «Вы видели, что строил Иванов? – восклицал на это Алексей Сергеевич. – Сараи! А здесь – шедевр. У Августа Августовича было невероятное художественное чутье – и чувство архитектурного стиля! С этим надо родиться, и это мог сделать только он!».

А ларчик открывался просто, говорил А.С. Сытин. Как дипломированный архитектор, В.Г. Иванов имел, кроме денег за разработку проектной документации, право на 3% от сметной стоимости здания. И деньги эти были или поделены, или все отданы Августу Августовичу – быть хотя бы и номинальным автором шедевра, оно того стоит!..

Еще один неоспоримый неоготический шедевр А.А. Шодэ остался только на ватмане – проект католического костела в Симбирске, утвержденный Строительным отделом Симбирского губернского земского правления в июле 1912 года. Здесь Август Августович следовал прямо за идеологом этого архитектурного стиля, прославленным французским архитектором и реставратором Эженом Эммануэлем Виолле-ле-Дюком (1814-1879), кстати, большим поклонником древнерусской архитектуры, много сделавшим для того, чтобы ознакомить просвещенный мир с культурой и зодчеством Древней Руси. Э.Э. Виолле-ле-Дюк реставрировал многие выдающиеся архитектурные шедевры французского средневековья – например, знаменитый собор Нотр-Дам де Пари. Над ним подучивали, что после его реставраций здания выглядят более готическими, чем были при постройке. Но здание в Симбирске было бы совсем новым и оригинальным зданием!..

Своего собственного дома в Симбирске Август Августович тоже не построил. С 1913 года его большая семья квартировала в одноэтажном деревянном здании, принадлежавшем жене врача Т.В. Снежницкой, на углу Покровской (Л. Толстого) улицы и Анненковского переулка (ул. Железной Дивизии). В этом доме было свое святилище – кабинет зодчего, а еще небольшая мастерская, в которой он лично делал деревянные модели для лепных украшений зданий и мебель, как в семью, так и на заказ. Место для поселения, наверное, было выбрано не случайно – его фактически обрамляли архитектурные шедевры, воздвигнутые по проектам зодчего: лютеранская церковь, дом купца А.А. Сачкова, дом князя М.Н. Ухтомского, дом барона Х.Г. фон Штемпеля, дом М.П. фон Брадке…

Он ушел из этого дома в ночь на 30 августа (12 сентября) 1918 года накануне взятия города частями Красной армии. Эта ночь, названная «ночью великого исхода симбирской интеллигенции», также стала одним из самых драматичных событий в жизни нашего города. Ушла соль, цвет, опыт, таланты дореволюционного Симбирска, почти все – а вернулись немногие… Август Августович скончался от брюшного тифа и упокоился на солдатском кладбище в городе Омске. Кладбища больше нет, но пока остаются шедевры, архитектурные символы нашего города, возведенные по проектам Августа Августовича Шодэ.

Иван СИВОПЛЯС

Фото автора.