ONLINE Газета
для семейного чтения

Четверг 21 Ноября 2019

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Восхождение к высшей точке искусства

Автор: Редакция
Дата: 17 October 2019
Просмотров: 72

Иван Кокорин: «Каждый спектакль – единственный в жизни»

Иван Кокорин, актер театра и кино, известен широкому зрителю по фильмам «9 рота» Федора Бондарчука, «Последний бронепоезд» Зиновия Ройзмана, «Шик» Бахтиера Худойназарова, «Чкалов» Игоря Зайцева и по многим другим кинофильмам. В копилке актера насчитывается около 65 киноролей. Миндаугас Карбаускис, художественный руководитель Театра им. Маяковского, пригласил Ивана Кокорина на роль Вандала в спектакле «Изгнание», который 7 сентября был показан в Ульяновске – согласно программе фестиваля «Золотая маска», проходившего в нашем городе с 5 по 13 сентября. Незадолго до спектакля Иван успел поделиться своими взглядами на искусство и жизнь, а также признался, что считает главным в своей творческой деятельности.

Люди ходят в театр не развлекаться…

– Иван, вы очень востребованный актер, и в кино, и на телевидении… Но в Ульяновск вы приехали на театральный фестиваль. Что для вас театр? Каково его место среди других сфер приложения таланта?

– Прежде чем ответит на вопрос, скажу, что в Ульяновске я впервые, и сейчас собираюсь прогуляться по городу. Схожу на набережную – к воде поближе…

– До воды с бульвара Новый Венец вообще-то неблизко…

– Дойду. Все равно дойду… Что касается вашего вопроса, то я живу тремя стихиями – театром, кино и своими чтецкими концертами. Без этих трех составляющих я просто не могу жить. Театр – это возможность делиться с публикой мыслями и чувствами своего героя. В театре есть возможность постепенно углубляться в замысел автора пьесы. В Ульяновск мы привезли спектакль «Изгнание» режиссера Миндаугаса Карбаускиса по пьесе Марюса Ивашкявичюса. Мы его сыграли уже 56 раз, и ни разу он не был точно таким же, как предыдущий. То, как играть, диктуют и сегодняшний день, и сегодняшние мысли, и настроение. Каждый раз спектакль звучит немножко по-другому. Чем дольше живешь с какой-то творческой задачей, тем глубже в нее погружаешься. Это может продолжаться до бесконечности – и в этом счастье. В кино все иначе. Если замечаешь какую-то недоработку, если возникает новая идея, остается только локти кусать – фильм-то уже снят, и уже ничего не изменишь. И еще в театре возникает прилив энергии, когда чувствуешь, что зритель тебя понимает и идет за тобой. Как киноактеру, такого единения со зрителем мне, конечно, не хватает.

– В свое время Фаина Раневская сказала: «Сняться в плохом фильме — все равно что плюнуть в вечность». Сейчас различные телеканалы «пекут», как пирожки, многочисленные сериалы, и о каком-либо качестве часто речи просто не идет. Вы лично как актер насколько бываете привередливы к предложенному материалу?

– Прежде всего, я очень внимательно читаю каждый сценарий – чтобы понять, стоит ли мне участвовать в этом фильме. Я знакомлюсь с режиссером, общаюсь с ним, стараюсь понять его замысел и концепцию.

Сериалы не смотрю…

– Сейчас нередко выходят ремейки советских фильмов. Например, «Хождение по мукам» по роману Алексея Толстого…

– Да, я там снимался…

– Но ведь советский фильм был прекрасен. Стоит ли дважды входить в одну и ту же воду?

– Я – актер, я – не продюсер, не режиссер… Если бы я снимал кино, то к ремейкам обращаться не стал бы. Но хорошая роль в ремейке – это возможность… сыграть хорошую роль. И я отвечаю только за своего персонажа, а не за фильм в целом. За то, что сделаю я. Сам я сериалы, честно говоря, не смотрю… Просто нет времени. Другое дело, когда выходит какой-то знаковый сериал. С прекрасными актерскими работами, монтажом, режиссерским видением. Например, сериал «Чернобыль» или «Шерлок Хомс» с Кембербетчем в главной роли.

– Но вернемся к театру… В чем вы видите глубинный смысл театральных фестивалей – таких, как та же «Золотая маска»?

– Каждый из нас живет в некоем своем мире, в этакой коробочке, из которой порой бывает непросто выбраться. А кино- и театральные фестивали дают такую возможность – расширить свои горизонты, посмотреть, что делают коллеги из других городов. Не у всех зрителей есть возможность приехать в Москву. Я и сам часто задумываюсь, поехал бы я, например, в Париж или даже в Санкт-Петербург просто затем, чтобы посмотреть какой-либо спектакль. Может быть, теоретически такое возможно, но что-то я ни разу не ездил. Вот вам и ответ…

– Вот вы сказали, что сериалов не смотрите. А другие театры, кроме своего, вы посещаете?

– Если честно, то хожу нечасто… Люди, вкусу которых я доверяю, что-то советуют, и я иду посмотреть конкретный спектакль. В Москве более ста театров, спектаклей очень много, и всего не пересмотреть. Времени не так уж много, и хочется использовать его с максимальной пользой. Так что хожу только туда, куда настоятельно советуют.

Один на один со зрительным залом

– Часто ли к вам приходит чувство неудовлетворенности от того, что вы делаете?

– Есть фильмы, за которые мне не стыдно, и я понимаю, что отработал там по максимуму… Но есть и такие, которые я бы при возможности переснял – и речь идет не о фильмах в целом, а об отдельных сценках, об отдельных фразах. Но, увы, кино снято, и ничего не исправишь. Да вообще – чем старше становишься, тем чаще задумываешься о том, для чего живешь и каково твое предназначение. Но это свойство каждого человека, который пытается мыслить и творить.

– Да! Вы еще упоминали о концертах…

– Мои чтецкие концерты – один из трех миров. Они отличаются от театра и кино тем, что здесь ты полностью открыт для публики. В театре и кино ты спрятан… В театре – за костюмом, музыкой, декорациями. В кино между нами экран. А чтецкое искусство требует выхода один на один со зрительным залом. И тут – либо ты его берешь и ведешь за собой, либо не берешь и не ведешь… Читаю и прозу, и стихи разных авторов от Пушкина до Хемингуэя. Есть детские концерты. И это для меня настоящая, самая серьезная проверка своих актерских возможностей. К таким концертам приходится долго готовиться, не просто выучить текст – надо слиться с автором, прочувствовать его... Например, Михаил Козаков был не только замечательным актером и режиссером, но и прекрасным чтецом. Он не просто читал, он делился с публикой самым сокровенным, думал вместе с ней. Это для меня высшая точка искусства. Надеюсь когда-нибудь приехать с таким концертом и в ваш город.

На выноску: Иван Кокорин: «Живу в трех мирах»

Сергей Юрьев, фото автора и Сергея Петрова