ONLINE Газета
для семейного чтения

Суббота 22 Февраля 2020

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Старость его дома не застанет

Автор: Редакция
Дата: 15 January 2020
Просмотров: 258

Ему скоро исполнится 69 лет. Восемь лет назад он придумал, что должен пешком обойти весь родной край. То есть Ульяновскую область. Но когда начал ходить, понял, что только областью не обойдется. И теперь в его коллекции пеших походов Чувашия и Мордовия. Случайно? Совершенно нет.

Андрей Школьный

– Я почти Терминатор, – говорит про себя 68-летний Александр Ерисанов из села Репьевка Колхозная. – Ребра поломаны, рука сломана, в тазобедренном суставе металлический протез. Но вот решил, что буду я не я, если не обойду интересные места и не напишу про них книгу.

Книга у Александра Ивановича в недалеком будущем. Сначала он планировал, что займется ею после семидесяти лет. Но год 2019-й внес некие коррективы.

– У меня очень серьезно заболела жена, – рассказывает путешественник. – И, в принципе, этот год для меня потерян. Значит, «на пенсию» я пойду после семидесяти одного.

Шаг за шагом

Два года назад Александр Ерисанов считал, что обошел уже половину области. Сегодня говорит, что ошибся. Еще столько много интересных мест, уверен он, что жизни не хватит увидеть все.

Тем не менее практически весь северо-запад области до 2017 года он уже прошел. Побывал в Цильнинском, Карсунском, Инзенском, Сурском районах. Ходил и южнее – в Николаевский.

– Форсировал реки Якла и Барыш, – улыбается он. – Плутал в кувайской тайге. Мок в болотах под селом Малый Барышок, лез в кручи инзенских гор-трехсотников. И просто счастлив, что мне наконец удалось исполнить детскую мечту – посмотреть красоты родного края. Мне это интересно и нисколько не трудно.

Маршруты

В прошлом году путешественник решил добраться до Волги, потому что признался – незаконно носит звание волжанина – на Волге ни разу не был. 30 августа он вышел из дома, до села Загоскино добрался на маршрутке, т.к. местные окрестности знает вдоль и поперек и ходить по ним уже не так интересно, а дальше пошел пешком. Но, увы, до конечной цели – Шиловской Шишки и Граного Уха не дошел, помешали начавшиеся дожди.

– Я сумел дойти до Скрипинских Кучур, – говорит пенсионер, – но здесь мой маршрут и закончился. Причин было несколько. Самая главная – начались затяжные дожди. Второе – не было телефонной связи, и мои родные всерьез беспокоились за меня, когда я по два дня был вне сети. Кроме того, у меня закончились карта памяти в телефоне и хлеб. А когда я хотел купить его в Елшанке, выяснилось, привозят хлеб раз в три дня и по количеству жителей села, без расчета на случайных прохожих.

Продавец посоветовала Ерисанову в следующий раз заказывать хлеб на себя заранее, тот пообещал, что именно так и сделает.

Спас село

В 2017 году Александр Иванович, как и планировал, решил пойти в село Ляховка, что в Барышском районе. Ушел 24 апреля, когда еще были заморозки. Мечтал дойти за день, но из-за грязного нелегкого пути сделать это не успел. Безо всяких удобств переночевал в охотничьей избушке, а уже рано утром был в Ляховке. Привели его в село человеческие следы, которые он заметил уже недалеко от села. Подумал, не Анатолий ли это Алехин, к которому он идет? И не ошибся! Следы привели прямо к дому Алехина, который Ерисанова ни вчера, ни сегодня, ни завтра не ждал.

– Потому что я из дома позвонить ему не удосужился, – смеется путешественник, – а в лесу связь пропала и больше не появлялась.

К Алехину Александр Иванович стремился не случайно. Он знал, что в Ляховке есть человек, который пишет и публикует свои заметки – как записки охотника. Тем же самым занимается и Ерисанов. Однажды, по словам нашего путешественника, Алехин сам позвонил ему и спросил: «Почему мы до сих пор незнакомы?». И Ерисанов решил пойти в Ляховку. Тем более что 36 километров для него – семечки.

В общем, познакомились, посидели на скамейке, поговорили. Потом Ерисанов погулял по окрестностям и вернулся обедать. Но поесть спокойно не удалось – пахнуло дымом. Оказалось, горит поле прямо у Ляховки и уже угрожает домам.

– А там работоспособного населения, – говорит Александр Иванович, – раз, два и обчелся. Ну и 3 молодых человека – в гости приехали. Человек 12 выбежали, начали с огнем бороться. Лопатами, ведрами. Один дом, нежилой, сгорел. Но его особо не жалели, бились за жилые. Улицу все-таки отстояли.

Когда приехала пожарная цистерна, почти все тушильщики уже валились с ног. Только неутомимый Алехин да трое молодых мужчин помогали пожарным. Огонь обиделся и ушел. Но из-за него Ерисанов с Алехиным (оба охотники) не попали на вечернюю тягу (охоту на вальдшнепа) – Александр Иванович сказал Алехину, что «нужно пожалеть погорельцев».

– Я, кстати, – говорит Ерисанов, – очень удивился библиотеке Алехина. У меня неплохая, а у него вообще – библиотечище! Редкие книги есть, уникальные. Мы с Анатолием погодки и женились практически в один год. Так вот, жена его – настоящая жена охотника. Ни разу за всю жизнь не упрекнула его за увлечения – охоту и книги. Правда, про книги говорит: «От охоты хоть какой-то толк, а от книг? Весь зал только стеллажами да шкафами заставлен».

В Ляховке, совершенно неожиданно, Ерисанов познакомился с земляком, который родился в доме, который стоял по соседству с домом его родителей.

– Я этого мужчину не знал раньше, – говорит Александр Иванович, – он уехал из Репьевки в три года. Но родня осталась – поговорить было очень интересно.

Утром 25-го Ерисанов ушел домой. Под дождем, который сильным не был, но все-таки промочил до нитки. У Стемасса дождь угомонился, Ерисанов развел костер, обсушился и скоро был дома.

Подготовка

К своим путешествиям Александр Иванович готовится задолго. На картах тщательно вычерчивает маршрут. Из энциклопедии выписывает ценные сведения о местах, в которых планирует побывать – о селах, старинных особняках, храмах, памятниках культуры и природы, заповедниках и прочее, прочее, прочее.

В рюкзак складывает немного. Продукты – сосиски, колбасу, сахар и супы «Роллтон» – покупает в попутных селах. Всегда с собой очень надежный нож, который заменяет к тому же и топор, и лопату. Ложка, кружка, палатка, пуховик…

– Пуховик беру вместо спального мешка, – улыбается он. – Мешок у меня есть, советский еще, тяжелый очень. А пуховик много места не занимает. Когда на ночлег устраиваюсь, нарежу веток в палатку, накрываю их полиэтиленом, ложусь, укрываюсь пуховиком и нормально. Правда, в особенно холодные ночи покрутишься от холода, не без этого.

Рацион

В походах Александр Иванович питается очень скромно. На завтрак пьет чай, заедая бутербродом. В середине дня не ест, потому что некогда.

– Когда иду, – признается он, – мне жалко время тратить. Хочется идти и идти. Конечно, на отдых останавливаюсь. На спиртовой таблетке кипячу кружку воды, выпиваю чай минимум с сахаром, и это все.

Самая богатая трапеза – вечером. На костре Ерисанов варит быстрорастворимый суп, добавляя в него либо сосиску, либо кусок колбасы. Затем чай.

Встречи

За все время своих путешествий Александр Ерисанов лишь два раза встретил на лесных маршрутах людей. В прошлом году, в Тереньгульском районе, махнул рукой догнавшей его на плохой лесной дороге «Гранте». В ней две сестры ехали к матери в село Старая Ерыкла.

Однажды повстречался в лесу с ровесником-татарином. Который сказал, что просто гуляет.

– Но, я думаю, он не просто гулял, – смеется Александр Иванович. – С топором-то…

В Скрипинских Кучурах неожиданно почти столкнулся с несколькими косулями. Вышел на поляну, а тут они – несколько самок и самец.

– Дождь моросил, – рассказывает он, – из-за его шума они меня не услышали. Я застыл и, пока они тихонько не ушли, наблюдал за ними. И жалел, что памяти в фотоаппарате нет.

В Тереньге, до которой во время путешествия добрался на маршрутке, ходил в особняк небезызвестной Перси-Френч. Где, в подвале, едва не столкнулся с привидением.

– Когда туда спускался, – улыбается Ерисанов, – ничего на ступеньках не было. А когда назад поднимался, увидел на одной из ступенек изящную дамскую туфельку. Рассказал об этом двум пожилым женщинам, которые сидели на лавочке неподалеку. Мол, подшутил надо мной кто-то. Те посмотрели на меня, как на странного, и сказали, что никого не видели, а вот привидения, говорят, в этом особняке водятся.

А вообще, путешествуя, Александр Ерисанов уверен, что не подвергается опасности.

– Когда я жил на Урале, в Свердловской области, – вспоминает он, – мне бабушка говорила, что самый страшный зверь – это человек. А животных бояться не надо, они первыми не нападут. Ни лось, ни кабан, ни косуля. Правда, в кувайской тайге и медвежьи следы видел, но и у медведя нет резона нападать на человека.

На колесах

Тем не менее и в этом году Александр Иванович сумел попутешествовать – жена к октябрю поправилась. Но путешествовал на машине. С племянницей, которая живет в Москве.

– Она приезжала к нам в гости, – говорит путешественник, – и мы на ее машине объехали Тереньгульский, Инзенский районы. Мордовию захватили, в самарских Альпах побывали. Конечно, фотографировали, конечно, интересно. И племяннице очень понравилось. Сказала, в следующем году приедет, еще покатаемся. Но мне все же ближе пешие походы.

В этом году Александр Иванович планировал большой поход по Кузоватовскому, Николаевскому и Инзенскому районам. Намечал посетить девять старых церквей в этих районах.

– Именно старых, – уточняет он, – новоделы меня не интересуют. В 2020 году, если все будет хорошо, обязательно этот маршрут пройду.

В гости к брату

Ну а в этом году, в октябре, Ерисанов все же сходил в единственный пеший поход.

– Намечал выйти 1 октября, – вспоминает он. – 30 сентября съездил в райцентр, закупил кое-что в дорогу. Потом на огороде поработал и… простыл. Наутро встал, чувствую – заболел. Какой уж тут поход. Весь день лежал, пил чай с малиной и к вечеру поправился. А рюкзак-то уже собран, рядом на полу стоит, лямки кверху задрал, как будто просит: «Бери меня уже, да пошли!».

Вышел Ерисанов из дому 2 октября. Планировал пройти Вешкаймский, Карсунский и Сурский районы. И в общем-то прошел. Но часть проехал на машине.

– Мой двоюродный брат, – рассказывает путешественник, – живет летом в Карсунском районе, в селе Кадышево. Я ему позвонил, сказал, что приду 2 октября. Но день-то потерян! Звоню, говорю, третьего приду. Вначале хотел посмотреть Криушинское урочище в Вешкаймском районе – что там за зверье. Пошел на Новочуфаровский, там в старом парке уперся в забор из сетки-рабицы. Кто-то прихватизировал территорию. Дошел до майнской речки – кругом в пойме капуста. У местных жителей спрашивал, как они уживаются с «капустниками». Ответа так и не получил – все как-то недоброжелательно на этот вопрос реагировали. До урочища оставалось около шести километров. Прошел мимо старой зерноочистительной станции. Оказывается, многие местные и не знают, что здесь когда-то очищали зерно. Называют станцию «Осановские башни».

Во втором часу дня Ерисанов решил отдохнуть недалеко от села, в здании бывшего химсклада. Но бывший-то он бывший, а запах химии в нем такой убийственный, что Александр решил отдохнуть все-таки в Криушах.

Перестрелка и трактор

– Дошел до речки Криушки, – рассказывает путешественник, – пойма тоже вся в капусте. Из зверья – бобры и сурки. Следы машины к горе – видимо, охотники за сурками приезжали. Речку нужно перейти, а ноги мочить не хочется. Нашел кабанью тропу, пошел по ней и нашел место, где речку просто перешагнул. Перешел через поле – гектаров 300 и все в кипрее. Устал невероятно – поле когда-то дисками обработали и бросили. А я по этим кочкам шел, да еще через заросли. Сел пообедать в березовой посадке. Услышал 5 выстрелов из карабина. В кого стреляли, не знаю. Наверное, капустники ходят с карабинами наперевес, как во Вьетнаме, и во всякое зверье стреляют.

В речке Александр Иванович забыл наполнить водой фляжку. Пить, говорит, хочется, до ручья еще километра полтора-два.

– Накануне дожди прошли, – говорит путешественник. – Думаю, в лесу все равно какую-нибудь лужу найду. И точно! В глубокой колее нашел. Вода чистая, а рядом машинные следы. Наполнил фляжку, только присел – попить, отдохнуть, «Беларус» проехал, и прямо по моей луже. Всю расплескал.

Здесь же Александр заночевал, а в 4 утра, позавтракав, снова отправился в путь.

Ау, люди!

В вешкаймских лесах Ерисанова впечатлило то, что все квартальные столбы не только стоят – на них еще и обновлены цифры.

– Я такое впервые вижу, – признается он. – В других местах и столбы повалены, и цифры на них не разберешь. А тут – не заблудишься. Тем более с моей картой – мне ее подарил друг Виктор Алехин из барышской Ляховки, я у него в 2015 году побывал. С горы увидел, какое красивое село Белый Ключ. Спустился, угодил прямо в центр села. Повсюду родники, вода очень вкусная. Час сидел отдыхал и пил воду – ни человек не прошел, ни машина не проехала…

Братская помощь

После Белого Ключа Ерисанов повернул на север и пошел на Карсун. Позвонил брат: «Ты где?». Александр Иванович ответил, что и сегодня не успеет дойти до места встречи.

– Брат возмутился – мы же тебя ждем! – смеется Александр Иванович. – А я планировал дойти до Малого Станичного, перейти вброд Барыш и дальше уже идти на Кадышево. Ну, сказал брату, что я возле Таволжанки. Он приехал и забрал меня.

В Кадышеве путешественник пообщался с братом и друзьями. Рассказали, что съездили на рыбалку, наловили ротанов и карасей. Помылись в бане. А наутро он снова пошел – в Сурский район.

Так охотился Брежнев

– Побывал в Болтаевке, – рассказывает он. – Я там не в первый раз уже. Некоторые дома красивые и брошенные, что в те годы фотографировал, уже разрушились. Но дачники не дают совсем селу умереть. Некоторые дома сайдингом обшиты. Некоторые заборы прямо до Суры тянутся. Мол, моя территория. Хотя аншлаги стоят – «Водоохранная зона, строительство запрещено». Но все равно строят.

Шел Ерисанов вдоль Суры. Там, где рыбаки ходят, идти легко. Дальше пошли охотничьи тропы. Говорит, видел две кормушки и две вышки.

– Это пассивный способ охоты, – поясняет он. – В кормушки насыпают корм, садятся на вышку и ждут зверя. Раньше так, наверное, только Брежнев охотился.

Куда смотрит царь?

Прошел через очень крутой овраг. Обходить его – полкилометра туда, полкилометра обратно. Решил пойти напрямки. Аккуратно спустился. В овраге увидел очень много косульих лежек – знают, где от людей прятаться! Дальше пошел грунтовой дорогой на Белый Ключ – это уже в Сурском районе.

– Вышел на высотку, – вспоминает, – увидел карьер. Камни огромные, прямо как тот камень, что в Майне на памятнике морякам. Поднялся на Ястребиную гору – здесь когда-то сторожевой пост был. Обзор – невероятный, прямо до Беловодья. Видимость до 20 километров. В Белом Ключе наконец-то увидел памятник Александру II. Гадал-гадал и сделал вывод, что лицом он повернут на Симбирск.

Ну а из Белого Ключа Ерисанова на машине снова забрал брат Юрий.

– Конечно, мало что я увидел в этом году, – досадует Александр Иванович. Планирует большие походы на следующее лето и потихоньку собирает материал для книги. Говорит, записей очень много, фотографий невероятно много, и времени на написание книги понадобится тоже очень много.