ONLINE Газета
для семейного чтения

Воскресенье 15 Декабря 2019

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Сакартвело – место, где живут картвелы

Автор: Редакция
Дата: 07 August 2019
Просмотров: 237

Личное дело каждого – ехать или не ехать с экскурсией в Грузию. Кто-то предпочитает отели высокого класса, сервис, обиход, максимум удобств. А Грузия, если в нее ехать с любовью, – просто путешествие до умопомрачения. Своей статьей я никого уговаривать не собираюсь и выступаю не в роли эксперта, а в роли человека, влюбленного в эту страну. Почему, за что я люблю Грузию – не ответить. Как не ответить, за что мы любим любимого человека. Просто любим – и все.

Андрей Школьный

Несмотря на то что впервые я попал в Грузию лишь в 2013-м, любовь моя к ней началась еще в ранней юности. Почему-то. Почему – опять же объяснить не могу. Но мне нравился этот акцент – отличный от всех акцентов кавказских народов. Их витиеватая, уму непостижимая письменность – отличная от всех письменностей кавказских народов. Их невероятно красивые названия блюд, городов. Их завораживающе звучащие имена…

Первый друг-грузин у меня появился в армии. Я прослужил уже год, когда к нам в часть пришел после учебки Нико Дзулиашвили. Служил поваром. На командном пункте по ночам он пытался из того, что есть в наличии, приготовить мне какие-то грузинские блюда. Сердился: «Эта савсэм нэ суп-харчо. А сыр? Сыр гдэ, чтобы хачапури сдэлать? Хачапури нэ кушал – Грузию нэ узнал».

И я потом долго-долго лелеял эту мечту – попробовать настоящий грузинский хачапури. Попробовать в Грузии. Потому что если не в Грузии – какой же это хачапури...

Впрочем, опять же – все это только мои впечатления. Кто-то утверждает, что грузинский язык – язык вымирающий, учить его не нужно, голову только забивать. Другие говорят – Грузия теряет себя с каждым годом, нет там ни былой самобытности, ни гостеприимства. Мол, приехал турист – его только за деньги и любят.

Спорить буду! До хрипоты. Потому что за несколько лет на себе испытал: если ты едешь в Грузию с любовью, она ответит такой взаимностью, что ахнешь, не ожидавши-то.

Конечно же, расскажу о том, где я успел побывать за эти несколько лет. Для меня парадокс в том, что в Грузии хочется побывать везде, но вначале – в тех местах, в которые ты уже влюбился. А в этих местах тебя знают и считают родным уже столько людей, что обидеть кого-то, не посетив – не уважать себя. На старые знакомства наслаиваются новые, появляются в этом месте местечки, где ты еще не бывал. Поэтому с мечтой о быстром знакомстве с Грузией я распрощался уже во время второго визита. Потому что я снова приехал в Имеретию и снова застрял в ней. Застрял в познавании и удивлении.

В первый мой приезд, осенью 2013-го, в Грузию мои друзья из деревни Кведа Симонети устроили для меня невероятный экскурсионный тур. Пожертвовали своим временем, работой и даже частью денег, которых у них негусто. И это притом что я знал только одного члена этой семьи – Мэри Георгиевну. Маму моего друга, который умер молодым в России. Собственно, к ней я тогда и поехал в гости. И познакомился со всей семьей Хохиашвили, которая для меня теперь очень близкая родня.

Кведа Симонети – это Имеретия. Это всего 15 километров от Кутаиси. 23 километра от Цхалтубо – удивительнейшего городка, который в советские времена был настоящей здравницей. Грузины говорят, что каждый день (!) в Цхалтубо из Москвы приходил пассажирский поезд из двадцати вагонов (плюс один прицепной из Киева). В поезде этом не было пустых мест – столько людей лечились целебными водами Цхалтубо. В 2016-м мне посчастливилось пару месяцев пожить в Цхалтубо. Я видел эти санатории, которые некогда были великолепными, а теперь брошены. Увы, маленькой стране, пережившей две войны, из кризиса выбираться очень трудно.

И все равно – Цхалтубо это привлекательный город даже для имеретинцев. Например, приезжал я в Кутаиси, бродил по улицам, знакомился с людьми, они спрашивали: «Где живешь?». Я отвечал: «В Цхалтубо». И они уважительно кивали: «Даааа… в Цхалтубо воздух!».

На минуточку – от Цхалтубо до Кутаиси 10 километров. Всего один лари (27 рублей) на маршрутке.

Грузия парадоксальна еще тем, что 30–40 километров – и ты в другом климате. Например, в 2014-м я ездил в Грузию довольно поздно. В самом конце сентября. Пару дней было очень прохладно и дождливо. Потом потеплело градусов до двадцати, и мы поехали в Саирме – курорт минеральных вод. Ирме по-грузински – олени. Приставка «са» означает примерно – место, где живут. Стало быть, Саирме – место, где живут олени. К слову, само название Грузии – Сакартвело. Картвел – это грузин. Что получается? Правильно. Место, где живут картвелы…

Ну так вот. Двадцатиградусным утром мы поехали в Саирме. Проехали километров 40, за это время поднялись вверх, может быть, километра на полтора. И все! На улице плюс шесть, перед нами четыре источника с великолепной минеральной водой. Но она ледяная!

Я попал в теплый Саирме в следующем году. Когда там было плюс тридцать. И оценил эту минеральную воду. Набрал в бутылку, привез в Симонети, попробовал, а она стала совсем другой. И даже невкусной. «Воду надо пить из источника», – говорят грузины.

Еще много чего интересного есть в Имеретии. Например, городок Багдати. Мы проезжали его по пути в Саирме, и вдруг в голове мелькнуло: «Маяковский». А через минуту Резо остановил машину: «А вот дом, где родился Маяковский». Деревянный дом в грузинском стиле. Чистый, опрятный. Музей. Нас пустили внутрь, несмотря на то что в этот день музей не работал. И это был настоящий восторг.

Я побывал в двух пещерах – Сатаплие и Промети. Тапли с грузинского – пчелы. Сатаплие – место, где живут пчелы. Ну а Промети – это пещера Прометея.

Сатаплие совсем близко от Симонети. Мама Резо, которую зовут Тамила, рассказывала, что в детстве у сына были слабые легкие. Один доктор посоветовал ей приходить с сыном в пещеру и просто сидеть там. Тамила так и делала – приезжала в Сатаплие, часами сидела с Резо в темной пещере и… вылечила ребенка от астмы!

Сейчас Сатаплие – очень популярная у туристов пещера. Теперь в ней не темно. Во всей красе – подсвеченные сталактиты, сталагмиты, сталагнаты. И главная достопримечательность – сердце пещеры. Это такой огромный, в несколько тонн камень, действительно напоминающий сердце. И в нем есть небольшое отверстие, куда туристы вкладывают руки. И загадывают желания. Я тоже загадывал.

Загадывал желание я еще в одном месте – в монастыре Моцамета. Его второе название — монастырь Святых Давида и Константина, мощи которых покоятся в стенах храма. История этого монастыря начинается еще в VIII веке, когда арабские захватчики сожгли на этом месте маленькую церковь. На борьбу с захватчиками вышли князья Давид и Константин. Их захватили в плен, мучили, пытали, заставляли принять ислам. А потом жестоко убили.

Некоторые камни в монастыре Моцамета покрыты ржавыми пятнами. Люди говорят, то это кровь Давида и Константина, тела которых вынесла Риони и местные жители услышали глас Бога, повелевший нести князей на восток до восхода солнца. Восход застал процессию на руинах той самой сожженной церкви, царь Баграт III велел построить тут монастырь. Рака (ковчег) с мощами святых князей находится в главном храме. Под ракой сделан невысокий проход. Говорят, что нужно три раза обойти ковчег через этот проход, тогда излечатся болезни и исполнятся заветные желания.

Старинных храмов в Грузии – великое множество. Постройка самых древних датируется аж I веком. Мне посчастливилось побывать в более поздних, но не менее значимых. Например, Гелати – Гелатский монастырь. Великолепный ансамбль XII века, построенный по указу царя Давида IV, который лично руководил строительством.

К слову, при Давиде IV, которого еще звали Давид Строитель, Грузия достигала своих самых больших пределов. Он сумел объединить и отнять у оккупантов захваченные земли. Давид очень почитаемый в Грузии царь. Умирая, он велел похоронить себя прямо на входе в Гелатский монастырь. А на надгробной железной плите написать примерно следующее: «За то, что я мало сделал для Грузии, пусть люди ходят по мне, а я буду чувствовать их боль». Это совершенно недословный перевод, он отражает только суть.

Знаменит кутаисский монастырь Баграта. Возвели его в 1003 году. В 1994 году был внесен ЮНЕСКО в число объектов всемирного наследия. Долгое время монастырь был в плачевном состоянии, пока президент Михаил Саакашвили не заявил о том, что восстановит храм в первоначальном виде.

В 2010 году ЮНЕСКО потребовало прекратить реставрацию храма, потому что восстанавливали его далеко не в первоначальном виде. В 2012 году прекратить ведущиеся работы потребовал католикос-патриарх всея Грузии Илия. Саакашвили никого не послушал, работы довели до конца, но в 2017 году ЮНЕСКО удалило собор Баграти из списка объектов всемирного наследия, так как его реконструкция нанесла ущерб подлинности. Тем не менее собор очень популярен и у местных жителей, и у туристов.

Но не только храмами, и не только Имеретией богата Грузия. У меня захватывает дух, когда мне рассказывают о других местах Сакартвело. Нет, конечно же, я побывал на море – в Батуми и Кобулети. Я ездил в Поти – промышленный центр, который рвется стать еще и туристическим, тоже ведь на море стоит! Но!

Отрезанные от мира

Но я не бывал, например, в Сванетии. О которой много читал и которой просто брежу.

Красота этого сурового горного края неотразима. Люди здесь по-настоящему мудрые, выдержанные, стойкие. Воспитанные вековыми трудностями жизни в медвежьем краю.

Сюда ни разу не смогли добраться захватчики, которые в разные времена хозяйничали практически на всей территории Грузии. Сваны за века научились жить отрезанными от всего мира, лишь летом спускаясь с гор. Потому что зимой перевалы, заваленные снегом, становились непроходимыми.

В древности здесь всегда шли войны. Сказался менталитет уединенных регионов – кланы всегда находили причину воевать между собой. Особенно сванские кланы. Люди здесь взрывные, легко вспыхивающие, и сцепиться в драке для сванов – дело обычное. И, казалось бы, подрались, помирились и разошлись. Но в Сванетии был очень страшный внутренний враг – кровная месть, или, по-здешнему, «лицври».

В той или иной мере кровная месть имела место у многих горных народов. Но в Сванетии она превзошла все границы. Ученые утверждают, что более двухсот сванских родов исчезли с лица земли именно из-за лицври.

В Местии – столице Сванетии – и других селениях этого края сохранилось очень много знаменитых сванских башен. Главным их предназначением в древности была как раз не защита от внешних врагов, а спасение от кровников. В случае когда вспыхивала очередная кровная война, в башню заносили запасы продовольствия и воды, на нижние этажи загоняли скот, двери запирали намертво, и в эту цитадель безопасности практически невозможно было пробраться недругам.

Под землей между башнями существовали ходы, план которых был известен лишь старейшинам. Несведущий в этих ходах мог попасть в хитроумные ловушки.

Сейчас сванские башни соседствуют с современными зданиями, хранятся как бесценное культурное наследие, а местные жители чрезвычайно ими гордятся. А вот из-за современных построек Местия выглядит несколько странно. Словно какой-то обедневший и потрепанный европейский городок. И это неудивительно – к «реставрации» столицы региона приложил руку бывший президент Грузии Михаил Саакашвили. Пригласил в качестве архитектора немца, и здесь, рядом с величественными башнями появились вычурные европейские домики и модные в эпоху правления Мишико стеклянные здания. Как, например, Дом юстиции, полиция, мэрия.

Правда, есть в Местии и исторический центр, который не успел осовременить опальный президент.

Кроме сванских башен, столица земли сванов известна музеем, посвященным самому знаменитому свану – одному из знаменитейших и величайших альпинистов мира Михаилу Хергиани. Он погиб в 1969 году в Италии, во время восхождения. Ему посвящали свои произведения Евтушенко и Визбор.

Уникальный музей Местии — «Сванский дом». Прямо в сванской башне его организовала Лариса Маргиани. Эта украинка вышла замуж за свана и навсегда осталась в Сванетии. В музее можно пройтись по всем этажам башни. Экспонаты его – старинные резные сундуки, кресло главы семьи и многое-многое другое.

Недалеко от Местии находится горнолыжный курорт Хацвали. И деревня Ушгули, которая знаменита тем, что после одной из деревень Дагестана занимает второе место в Европе по высоте расположения. Да и сванские башни тут сохранились лучше, чем в Местии.

Имейте в виду, добираться до Местии, несмотря на то что туда проложен асфальт, довольно долго: горные дороги мало располагают к лихачеству. Например, от Кутаиси до Местии 240 километров. И, если не гнать лошадей, дорога займет порядка девяти часов.

Край Мимино и вина

Я пообещал себе, что побываю в Кахетии. Куда нужно ехать осенью, когда в каждом селе каждый день отмечают праздник вина. Кахетия – центр виноделия Грузии, и это никто не оспаривает. А еще в Кахетии есть город Телави. Помните «Мимино»? Я его пересматриваю два-три раза в год. И побывать в Телави – моя заветная мечта.

Тэла в переводе с грузинского – вяз. От этого слова произошло название красивейшего города Телави. Стало быть, Телави в переводе что? Правильно – Вязовка.
Телави – древняя столица Кахетии. Город был основан еще в 893 году кахетинским правителем Квириком I. Телави на протяжении веков был резиденцией кахетинских царей, волей которых было возведено много великолепных строений. В городе по сей день сохранились крепость Дзвели-Галавани, создание которой историки относят к VIII – XI векам, а также дворец Батонис-Цихе, сооруженный на несколько веков позднее, в дальнейшем служивший резиденцией грузинского царя Ираклия Второго (1720–1798 гг.), способствующего воссоединению Грузии с Россией.
Аэропорт города Телави называется «Мимино» – в честь главного героя одноименного фильма Георгия Данелия.
На сегодняшний день установлено целых три памятника главным героям кинокомедии Георгия Данелия. Первый памятник находится в Тбилиси. Он был открыт 14 октября 2011 года в центре Тбилиси в сквере Авлабари (метро Авлабари). Автор скульптурной композиции, конечно же, Зураб Церетели. Памятник представляет собой бронзовые фигуры героев фильма – Вахтанга Кикабидзе (Валико), Фрунзика Мкртчяна (Рубик), Евгения Леонова (Иван Волохов) и режиссера фильма Георгия Данелия.

Второй памятник фильму Мимино установлен на родине Рубика Хачикяна (Фрунзик Мкртчян), в Армении, в городе Дилижан. На открытии памятника присутствовала делегация из Грузии, в составе которой был Мимино (Вахтанг Кикабидзе).

Памятник установлен в Дилижане на центральном перекрестке с круговым движением в июле 2011 года. Перед памятником бьет фонтанчик с питьевой водой, «второе место в мире занимает, после Сан-Франциско», поэтому неподалеку от памятника всегда паркуются туристы с пустыми бутылками, чтобы проверить, так ли это на самом деле. Интересно, что грузин Мимино, армянин Рубик и русский Волохов в фильме ни разу не были одновременно в кадре, но памятник символично их объединил.

В Москве в 2007 году во дворе Музея современного искусства по адресу: Петровка, 25 находится еще один памятник героям фильма Мимино, который является копией памятников, установленных в Тбилиси. Это и неудивительно, ведь скульптор тот же – Зураб Церетели.

Маленькая Армения в маленькой Грузии

Я сильно мечтаю побывать в еще одном довольно суровом краю Грузии – Джавахети. И ее столице Ахалкалаки.

Там, где из-за горы Диди-Абули каждый день всходит солнце. Там, где у подножия огромного холма Тавшанка приютилось кладбище. Там, где величественно возвышаются развалины крепости XI века. Там, где в оживленной Грузии можно найти покой и уединение. Где горы наполнены неповторимой атмосферой. Где тесно переплетаются культуры, где открывается многонациональная Грузия. Где на древних землях царит тишина, и каждый камень молчаливо рассказывает о прошлом.

Ахалкалаки в переводе – Новый город. Туда совсем недавно от Тбилиси можно было добраться по плохой дороге часов за 7–8, а теперь и асфальт проложили, и на поезде дорога занимает всего 2,5 часа.

Здесь много необычного. Здесь, в Ахалкалакском районе, более сорока тысяч жителей. 95% из них – армяне. Здесь мирно уживаются христианские, католические и мусульманские храмы. И население ратует за восстановление турецкой цитадели в Ахалкалаки.

Более чем вековую историю имеет городской парк «Хас Бахча». Растения для парка тщательно отбирались создателем Степаносом Ананикяном. Первые саженцы посажены в 1873 году. На церемонии открытия супруга мэра восторженно воскликнула: «Хас Бахча!», что на армянском языке означает «шикарный сад». Это и послужило названием парка.

Собор Кумурдо, храм Архангела Михаила, монастырь Сапара – туда тоже нужно обязательно заглянуть. Но интересности начнутся еще по дороге в Ахалкалакский район. Потому что мы поедем неторопливо, по длинной дороге, через Ахалцихе. И по пути заглянем в крепость Ацкури в Боржоми. В пещерный город Вардзия. В цитадель Хертвиси. В крепость Сурами. В национальный парк «Боржоми-Харагули»… Я даже представить боюсь, сколько всего интересного и красивого мы увидим!

Климат Джавахети называют здесь умеренно-холодным. И здесь выпадает много осадков. Даже в засушливые времена. Район Джавахк – самый холодный в солнечной Грузии. Джавахетское нагорье состоит из хребтов высотой до 3000 метров над уровнем моря и возвышенного плато. Климат и растительность повторяют альпийские луга. Кристально чистый воздух и суровая погода Ахалкалаки изменяют представление о традиционной натуре страны.

Горные плодородные земли в составе Джавахетии знали многонациональных хозяев и переходили то в руки иберийцев, то к царству Тао-Клареджи, то к Великой Армении. Древняя городская крепость выдержала множество вражеских осад. В XVI веке земли захватила Османская империя. Славные времена этих мест пришлись на расцвет торгового пути по долине реки Куры.

Отметка Akhalkalaki присутствует на уникальной карте старейшего венецианского картографа, типографа Антонио Дзатта. Это топографическое наименование присутствует и на современных картах. Сейчас Ахалкалакский муниципалитет (груз. axalkalakis municipaliteti) представлен следующим национальным составом: армяне – 42000 (93%), грузины – 3100 (6,8%), другие – 115 (0,2%) Численное превосходство армянского населения в Джавахетском регионе дало двойные названия многим селам. Сам город по-армянски звучит как «Ахалкалак», встречается также написание «ахалкала,ки» и «ахалкала-ки». Район именуется «Джавахк» или javakhk. Корни названий населенных пунктов идут со времен государства Урарту.

Ахалкалаки не является туристическим центром, он не рекламируется в буклетах, хотя городок может заинтересовать любителей истории.

И любителей Грузии.

А я люблю Грузию…

Хуло – красиво и тепло

Заочно люблю и другое местечко – самый край Аджарии. Батуми это тоже край Аджарии. Но не самый край. А я мечтаю съездить в местечко Хуло. Где красиво и тепло.

Это потребует времени – от Хуло до Батуми всего-то 90 километров. Но по очень извилистой и не всегда хорошей дороге. Поэтому ехать будем долго.

В этом районе собрано очень много всего интересного. Тут находится единственный в Аджарии монастырь – Схалта. Здесь же модный в Аджарии и Джавахетии курорт Бешуми, высокогорное Зеленое Озеро, труднодоступная крепость Хихани и еще кое-что помельче: крепость Учхо, крепость Вардцихе и несколько старинных храмов и мечетей.

В самом Хуло – пара улиц, базар, горная красотища, доброжелательные люди. Но самая главная достопримечательность села это уникальная, без единого столба канатная дорога. Она доставляет людей из Хуло в соседнее село Таго – на противоположной вершине. Канатке более тридцати лет. Протяженность ее почти два километра, а высота – более трехсот метров. В плане экстрима эта дорога куда круче канатки в Батуми.

Вагончик вмещает в себя десять человек. Но, говорят, местные жители ничего не боятся и, чтобы быстрее добраться до дома, могут набиться в два раза больше. Стоимость проезда в одну сторону всего 80 тэтри (порядка 20 рублей). Можно договориться с контролером и прокатиться одному – за пять лари (немногим больше 100 рублей).

По дороге в Хуло мы заедем в Шуахеви. В самом селе ничего интересного нет. Двумя километрами южнее находится кусок крепости Окропилаури. Если подниматься далее вверх по Чирухисцкали, то километров через 10 будет храм Преображения, потом крепость Дарчидзеби, и еще дальше в горы начнутся альпийские луга. Восточнее Шуахеви будет поворот на крепость Нигазеули (немного севернее трассы), а на самой границе с хулойским районом – поворот в ущелье Схалта, и там у самой трассы находится старинный мост Фуртио.

Заглянем в райцентр Кеда. Здесь есть два храма, один всего лишь водопад, два старинных моста и четыре крепости. В Западной Грузии очень уважают кедский табак. Говорят, что даже в Батуми найти его почти невозможно, надо ехать прямо в Кеда и искать там. Этот табак мог бы стать местным брендом и основой бизнеса, но пока он напоминает полузабытый миф: мало кто о нем слушал и почти никто его не видел своими глазами. Есть еще и кедские мечети. Их много, около десятка, но все они хитро запрятаны по деревням, и обнаружить их нелегко. Выглядят они как старые невзрачные деревянные домики, которые сложно отличить от обычного жилого дома. Минаретов при них нет. Найти такие и сфотографировать – интересный этнографический челлендж. К слову, эти места вообще больше мусульманские – сказывается близость с Турцией. И таких и настоящих мечетей много в Кедском районе. А еще больше в Хулойском, который кажется самым мусульманским в Аджарии.

Достопримечательностей по дороге из Батуми в Хуло очень много. Но большинство из них находятся в стороне от Трансаджарской трассы. Она, к слову, до семидесятых годов была крайне неухоженной и узкой. И, более того, в советское время район был погранзоной и в него со стороны Батуми просто не пускали. И вот в отношении достопримечательностей. Из-за того, что до них непросто добраться, турфирмы, экономя бензин, не включают их в свои маршруты. Да и вообще – до некоторых на машинах просто не проехать. А потому они доступны лишь любителям пешего туризма, байкерам и велосипедистам.

Недалеко от Кеды расположено большое село Мухунцети – со старинным мостом и водопадом. Благодаря этим достопримечательностям село стало популярным туристическим «аттракшеном» с не всегда хорошими последствиями. Но мы-то люди благоразумные…

Никогда не поздно пить боржоми

И, как люди благоразумные, обязательно съездим в городок Боржоми. Ну как же в Грузии – и без боржоми? Самая популярная вода. И нереально вкусная.

Боржоми находится в юго-западном регионе Грузии Самцхе-Джавахети. Уже звучит как песня!
Относительно происхождения названия «Боржоми» существует несколько предположений, но ни одно из них, к сожалению, не доказано. По мнению некоторых исследователей, название «Боржоми» связано с войнами. Они считают, что «Боржоми» состоит из двух слов: «борж» (из персидского слова «бурж» – крепкая стена) и «оми» – битва. Но с этим мнением далеко не все согласны. В последнее время выдвинута версия, что «боржи» – основа слова «Боржоми» – исконно грузинская и означает «корни», поэтому этимология слова «Боржоми» связана c корнями деревьев, и оно могло образоваться в краю, покрытом вековым лесом. Боржомское ущелье в древности именовалось Торским ущельем, или Торской стороной. Тори – колыбель многих прославленных деятелей древней Грузии – поэтов, мыслителей, полководцев. По некоторым данным, именно здесь родился, жил и творил гениальный Шота Руставели.

Что есть в Боржоми и окрестностях?

Минеральная вода – это само собой. Не поедешь же любоваться минеральной водой! Зайди в любой магазин, подойди к прилавку и любуйся…

В Боржоми есть чем полюбоваться, кроме минеральной воды.

Ну, например, известнейшая узкоколейка с поездом под названием «Кукушка». На нем можно доехать от Боржоми до Бакуриани. Железнодорожная ветка была построена в XIX веке для перевозки руды из шахты в Бакуриани и для своего времени была смелым и амбициозным проектом из-за сложности горного рельефа. Перепад высот узкоколейки 870 метров, ширина колеи 90 сантиметров, общая длина 38 километров. Поезд состоит из трех вагонов. Один первого класса, два – второго. Билет в одну сторону стоит один лари. Говорят, от ощущений езды на этом поезде захватывает дух. Главным образом, от пейзажей за окнами поезда.

– За два часа езды за один лари, – рассказывает в ютубе один из русскоязычных туристов, – получаешь невероятное удовольствие.

Еще в Боржоми есть резиденция царской семьи, которую тоже строили для Николая Второго. И это прямо настоящий царский дворец! Который изумительно сохранился.

До сих пор в Боржоми сохранился дом Чехова, в котором он прожил два месяца. Приехав всего на несколько дней по совету друзей, писатель был совершенно очарован красотой здешней природы и остался на пару месяцев, написав: «По-моему, это одно из самых божественных и чудесных мест в мире».

Вообще, современных построек в Боржоми немного. Зато много сохранилось мостов и жилых домов XIX века.

Из Боржоми можно отправиться в путешествие по окрестным селам, в которых сохранились старинные крепости, церкви и есть возможность осмотреть природные достопримечательности.

Всего же в Боржомском ущелье свыше 200 исторических памятников: крепости, церкви, монастыри. Есть куда кинуть взгляд!

А если учесть, что Боржоми находится на высоте порядка 800 метров над уровнем моря, а Бакуриани метров на 700 выше, то и есть чем подышать!

Съездим же?

И вообще, давайте договоримся и вместе съездим в Грузию. Что-то я покажу вам сам. Чему-то удивимся вместе.

И вопреки распространенному мнению, что в Грузию ехать опасно, уверяю – совершенно неопасно. Конечно, люди в возрасте 30 лет и моложе не помнят советские времена. Но очень многие говорят по-русски. А те, кто постарше, с тоской вспоминают, как хорошо жилось Грузии с Россией. Любят русских, привечают их. И еще в Грузии очень востребованы во многих отраслях русскоязычные специалисты. И хорошим специалистам там, кстати, неплохо платят.

Забавный случай вспомнился напоследок. Поехал утром из Симонети в Кобулети, на море. Это порядка ста километров. По дороге проголодался и в селении под названием Шухути краем глаза заметил придорожное кафе. А уже проскочил его. Начал сдавать потихоньку назад, из кафе выбегает невысокий пожилой грузин. Машет руками, показывает, как парковаться, радостный до безобразия. Выхожу, знакомлюсь. Роланди. Спрашиваю, чему он так рад.

– Ну как не радоваться! Впервые за двадцать лет в мое кафе русские приехали. Приезжайте еще.

С тех пор мы с ним дружим. И он часто звонит и просит: «Андрэ, приезжай скорее. И друзей привози». Я обещаю. В каждый приезд обязательно бываю у него. Но вот уже два года не могу поехать в Грузию. И очень по этому поводу переживаю. Соскучился. И они там скучают.