Среда 22 Августа 2018

С арабским приветом… из Тереньги

Автор: Редакция   |   Дата: 23 Май 2018   |   Просмотров: 55  

Сводки боевых действий в Сирийской Арабской Республике стали чем-то вроде прогноза погоды, настолько к ним привыкли. Но мало кто задумывается, потому что мало кто помнит, о том, что российские интересы в Сирии возникли не в 2015 году, когда мы вошли туда по приглашению Башара Асада. Еще в бытность правления его отца – Хафеза – наши зенитчики стерегли сирийское небо от налетов израильтян и американцев. Было это 45 лет тому назад, и в числе прочих воевал там наш земляк – Михаил Тараканов из Тереньги.

Сирийский опыт Михаил Александрович получил на срочной службе. В мае 1973-го Тараканов был призван в легендарную Железную дивизию (она же – 24-я стрелковая). Вообще-то часть дислоцировалась в «нэзалэжном» нынче Львове, но после курса молодого бойца наш герой был зачислен в особую бригаду, повоевавшую почти во всех «горячих точках» планеты.

«Ребята, вы не на учения…»

– В конце сентября 73-го, а были мы тогда в Белоруссии, подняли нас по тревоге, – рассказывает Тараканов. – И мы как-то сразу смекнули, что тревога-то – не учебная, потому что холостые боеприпасы заменили на боевые. Ну а вскоре командующий генерал Варенников прямо так и сказал: «Ребята, вы не на учения отправляетесь, а на войну».

До сирийской Латакии из порта города Николаева (тогда – Украинской ССР) плыли в трюме сухогруза. Дышать было трудно, к тому же в голове сшибались мысли: «Интересно, куда?» – «Неужто и вправду воевать?».

На золотом песке Латакии понежиться не довелось. Спустя 32 минуты после высадки на берег с неба на них обрушилась палубная авиация Государства Израиль. Известно, что противостояние Израиля с Сирией – часть куда более серьезного и длящегося уже не одно десятилетие арабо-израильского конфликта, на теме которого многие уже защитили диссертации. Собственно, тогда, как и сейчас, Советская армия представляла интересы Сирийской Арабской Республики официально (мы вообще никуда сами не лезли, нас, повторимся, просили о помощи, как бы и кто к этому сейчас ни относился).

В Сирии Тараканов со товарищи сбивали израильские «Миражи» и «Фантомы». Валили их с неба, как он сам говорит, оружием советского производства. Кстати, недавний пиратский обстрел Сирии силами США, Великобритании и Франции отражали практически тем еще оружием. Тогда же советские зенитно-ракетные комплексы «Стрела-1», зенитные самоходные установки ЗСУ-23-4 «Шилка» представляли более чем реальную угрозу авиации противника.

– Нам, конечно, тоже доставалось, врать не буду, – говорит Михаил Александрович, – были и потери. Но их было бы больше, кабы не окопы. Кто-то из офицеров у нас говорил: «Не ленитесь, братца, ройте, земля, она спасет».

Однако если земля – спасала, то жара – доканывала окончательно. Тараканов удивляется, как это плюс 30-40 можно называть аномальной жарой и почему жители Средней Волги ноют. Я, говорит он, и не потею даже. Ну не чувствует он после Сирии нашего лета («Не обгораю никогда, настолько кожа ТАМ привыкла»). Правда, тогда, в 1973-м, облезали чуть не до костей.

– А еще война меня озолотила, – хитро улыбается Тараканов. – Не в смысле богатства, конечно, а вот рот у меня, глядите-ка, весь золотой. Да что я! Зубами советских солдат половина Сирии до сих пор усыпана. То ли вода плохая была, то ли климат в целом, а только сыпались из нас зубы со страшной силой.

Кстати, насчет того, кто, кого и сколько сбивал, Тараканов имеет свое мнение: мол, нас сбивали, мы сбивали, 20 лет никто и не знал здесь об этом, кроме особо посвященных. И это правильно.

– Чего болтать на всех углах, – сокрушается он. – Я понимаю – свобода слова. Но надо же меру знать. Давайте еще карты Генштаба в газетах печатать!

А еще Тараканова до сих пор возмущает случай, когда турки сбили наш Су-24, пилотируемый подполковником Олегом Пешковым, которого боевики расстреляли в воздухе, висящим на стропах парашюта:

– Меня возмущает до сих пор, что нашу «сушку» отправили в одиночку, без прикрытия. В наше время летали парами. И еще. За 14 месяцев службы в Сирии я ни разу (!!!) не слышал, чтобы катапультировавшихся летчиков расстреливали в воздухе. Это не воины – это просто животные!

Война и мир бойца Тараканова

– Форму носили арабскую, но без единого знака отличия, – продолжает наш собеседник. – А чаще всего – так и вообще гражданскую одежду. Только в карманах – гранаты, через плечо – автомат. Я, кстати, когда по телевизору смотрю очередной сюжет из Сирии, где сейчас практически все население – при оружии, ничуть не удивляюсь. Там и во времена тогдашнего конфликта было так же. Глядишь, к примеру, пацаненок идет, лет 15 ему от силы, а с автоматом и в камуфляже. Сирийцы вообще по части патриотизма чем-то на нас похожи. Там за свою землю и девушки воюют, и, бывает, подростки. Они – защитники, а не агрессоры, и чувствуют за собой правду.

– Вот и нас, советских, воспитывали так, уточняет сирийский ветеран из Тереньги. Однажды наш комбат подполковник Нестеров сказал вещь, которую я на всю жизнь запомнил и никогда не забуду: «Ребятушки, я учу вас не убивать, а защищаться и защищать других». А еще нам говорили так: «Вы здесь не просто так, в войнушку поиграть. И не по прихоти правительства. А для того, чтобы защищать дальние рубежи нашей Родины». Теперь мне еще больше понятны эти слова, когда террористы убивают людей по всему миру. И то, что наша страна – самая безопасная, пожалуй, во многом результат той политики. Ну это же ясно как день! Лучше мы подальше от наших границ разберемся с врагом, чем на своей территории.

***

Официально, правда, Тараканов в Сирии как бы и не служил. Почтовый ящик «Москва-523» – вот его тогдашний адрес. И после того, как уволился, говорить не мог – подписка о неразглашении, понимаете ли. Даже сирийский орден Шестого октября прятал на дно чемодана, как советовал особист. К слову, Михаил Александрович имеет несколько наград как советских, так и сирийских, но орден Шестого октября – награда особая. Его кавалеры почитаются как национальные герои, имеющие право пожизненного бесплатного проезда на всех видах общественного транспорта в Сирии, а также бесплатного проживания в гостиницах по всей стране. Так-то!

Что еще запомнилось, кроме войны? Об этом наш герой, оказывается, может рассказывать едва ли не дольше и с большим энтузиазмом:

– Там ночь наступает мгновенно. Ну то есть сумерек как таковых там нет. Вот вроде светло, и вдруг – бац! – тьма кромешная. Как будто солнце не закатилось за горизонт, а упало. Первое время чудно все это было, потом, конечно, привыкли. Зато к насекомым и гадам разным не привыкнешь. Столько мошки, наверно, и в тайге сибирской нет. Да плюс пауки, змеи, скорпионы. Если коротко: с наступлением темноты там все «ползает, летает и кусается». Но если с мелкой мошкарой бороться достаточно трудно, то вот против змей мы быстро нашли оружие. Вернее, сирийцы подсказали. Мы стали прикармливать в своем расположении бродячих кошек. Вот они-то змей ловили на раз! И тем самым охраняли наш сон.

От жары спасались в основном чаем. К зеленому, правда, Тараканов так и не привык, как не привык к скорпионам и гадюкам. Бывало, и спиртом разживались. Втихаря от начальства, разумеется. Стресс снимали. Где брали? Покупали у крещеных арабов. Да-да, и такие имеются. Сирия вообще – самая толерантная страна на Ближнем Востоке.

– Это хорошо было видно, когда мы в увольнения в Дамаске ходили, – вспоминает бывший зенитчик. – У нас хоть и ярко выраженные славянские физиономии – никто не пялился. Может, потому что знали – кто мы и зачем мы здесь. Если говорить в целом, относились к нам как к родственникам прямо! Звали в гости. Кормили на убой. Правда, мы никак не могли научиться руками плов есть – стали носить с собой ложки, – улыбается Тараканов. – Да с едой там мы вообще проблем не испытывали. Не поверите – ананасы, как свеклу, просто из земли дергали! А апельсины сами на голову падали. Конечно, не всегда и не везде. Иной раз, когда воевали, несколько дней во рту ничего, кроме песка, не было.

…Отметку в военном билете  о службе в Сирии Тараканову поставили лишь в конце 1980-х, когда Союз уже дышал на ладан. Сам же Михаил Александрович до сих пор жизнерадостен и полон сил. Долгое время проработав агрономом, о ратном деле, однако, не забыл. И хоть сейчас готов под ружье. «Удивительное дело, – говорит он, – нам приходилось воевать практически ежедневно, и все мы должны были стать прожженными циниками, очерстветь до безобразия. А вышли оттуда теми же людьми. Может, только чуточку мудрее».

 

Досье

Михаил Тараканов родился 21 ноября 1954 года в селе Елшанка Тереньгульского района Ульяновской области. Окончил местную восьмилетку и среднюю школу в селе Михайловка.

Призван на службу в армию 9 мая 1973 года. В течение 14 месяцев исполнял интернациональный долг в Сирийской Арабской Республике. Отмечен советскими и сирийскими государственными наградами.

После армии работал агрономом. Женат. Имеет двух дочерей, внука и внучку.

Комментарии (0)

вызов ввода комментариев Добавление комментариев закрыто.

ЛЕНТА СОБЫТИЙ

Архив

ДРУГИЕ НОВОСТИ

Сельская кооперация: от программы к программе

01 Август 2018  |     0      : 45 |  Подробнее

Места, овеянные легендой

01 Август 2018  |     0      : 51 |  Подробнее

Поможем сельчанам!

01 Август 2018  |     0      : 116 |  Подробнее



СВЕЖИЙ НОМЕР

Номер: №15 (729) 1 августа 2018 года

Анонс номера:



Создание сайта: ITproger.ru