ONLINE Газета
для семейного чтения

Суббота 18 Января 2020

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Поздравления на открытках

Автор: Редакция
Дата: 18 December 2019
Просмотров: 175

150 лет тому назад, в 1869 году в Австро-Венгрии, ныне не существующей центрально-европейской империи, объединявшей народы и страны от Северной Италии до Западной Украины, изобрели открытые письма, или открытки.

Плотный листок картона с приклеенной маркой, на котором писался адрес получателя и короткое сообщение, вскоре покорил всю Европу. Совсем скоро умельцы стали украшать оборот открытки собственноручными рисунками. Почин этот мгновенно подхватили издатели и типографщики, печатавшие громадное количество открыток с огромным разнообразием тем и сюжетов.

На рубеже XIX–XX столетий открытые письма стали прообразом современных социальных сетей. Их писали много и по любому поводу. Особым шиком считалось посылать открытки из путешествий, всякий раз – с видом нового города. И совсем незаменимы оказались открытые письма для поздравлений с торжествами и праздниками. А главными зимними праздниками и в Европе, и в Российской империи были, разумеется, Рождество и Новый год.

1 января 2020 года Россия в 320 раз в своей истории отметит Новый год. Царь-реформатор Петр I Великий в декабре 1699 года распорядился, чтобы россияне, начиная с 1700 года, праздновали Новый год вместе со всею Европой именно 1 января – до этого Новый год у нас справляли 1 сентября. Тогда же царь распорядился привычно считать годы от Рождества Христова – до этого их считали от Сотворения мира, случившееся за 5508 лет до этого. Петр приказал весело справлять наступление Нового года, что было несложно, поскольку празднование приходилось на пору Святок – веселого времени между церковными праздниками Рождества Христова и Крещения Господня. Это теперь, по новому стилю, Новый год предваряет Рождество – до 1918 года все с праздниками было нормально.

«Шлю сердечный привет и поздравляю с праздником, дорогие папа и мама, желаю Вам здоровья и всего, всего лучшего в наступающем 1907 году. А у нас уже сегодня 2-й день Рождества. Когда у Вас в России будет 25 декабря, у нас уже начнутся лекции в университете, да, впрочем, и сейчас нет особенного праздника – все тоже занимаются». Так писала из столицы Швейцарии города Женевы своим родителям, симбирским мещанам Сергею Яковлевичу и Александре Сергеевне Марченковым, студентка 1-го курса медицинского факультета Женевского университета Нина Сергеевна Марченкова.

Писала Нина на открытке: зимний пейзаж, заснеженные ели, рождественское поздравление на французском, цветы незабудок. Эти цветы, кажется, мало вяжутся с зимним пейзажем, но в западной религиозной культуре они служили символическим напоминанием о том, что Бог всегда рядом с нами.

Нина Марченкова родилась в Симбирске осенью 1882 года. Ее отец, Сергей Яковлевич, уважаемый в городе человек, служил пароходным агентом и занимался лесной торговлей по Волге – от Нижнего Новгорода до Астрахани. В Астрахани в 17 лет независимая и яркая Нина выскочила замуж. Семейная жизнь не заладилась. Не сдаваясь в плен обстоятельствам, в 24 года Нина Сергеевна отправилась покорять Европу, получить высшее медицинское образование, которое в дореволюционной России для представительниц прекрасного пола было практически недоступно.

Связь с родными на Волге осуществлялась через посылки и переводы, через письма и открытые письма. Многие из них сохранились в семейном архиве до наших дней.

Рождественские и новогодние сюжеты составляют очень небольшую часть этой замечательной, естественным образом сложившейся коллекции. Занимательно, что среди них присутствуют пейзажи хвойных лесов, причем не обязательно зимние. Брат Иван из Симбирска поздравлял Нину в Женеве с наступлением нового, 1909 года и уже с прошедшим в Европе Рождеством на открытке со знаменитым летним пейзажем замечательного художника Ивана Шишкина «Корабельная роща»!..

Выучившись на врача-акушера, Нина Марченкова вернулась в Симбирск. В 1914 году в Европе началась Первая мировая война. Война обостряла патриотические чувства. «Настоящая война, – писали накануне наступающего 1915 года «Симбирские епархиальные ведомости», – должна вытеснить у русских чужестранный обычай, нелепое, при нашей высокой национальной культуре, явление, именуемое «Рождественской елкой»… Не станем примыкать к мишурному германскому обычаю, заменим его более разумными и достойными чести русского развлечениями!». Мировая война закончилась для России революцией 1917 года, кардинально переломившей весь ход жизни в стране.

Победа советской власти открыла перед женщинами путь к административным и руководящим должностям. В 1918 году Нина Сергеевна стала первой женщиной-заведующей акушерским отделением Симбирской губернской советской больницы. Летом 1918 года город накрыла волна Гражданской войны. 5 сентября 1918 года, ровно за неделю до освобождения Симбирска от белых, она принимала роды у родной сестры Марии Сергеевны Федоровой. Новорожденный племянник Дима был окрещен в больничной церкви, и Нина Сергеевна стала его крестной матерью.

Скоро советская власть стала бороться с религиозными пережитками, к числу которых относили и Рождество, и святочное новогоднее веселье. Накануне нового 1923 года Симбирский губотнароб, то есть губернский отдел народного образования, настрого предписал всем школам и детским домам, «чтобы на устраивающихся в каникулы елках не было украшений в роде ангельчиков, а обычные рождественские звезды были бы заменены красными пятиконечными».

Вихри Первой мировой и Гражданской войн трепали и разносили по свету человеческие судьбы. Неожиданным образом на жизненном пути Нины Сергеевны возник зубной врач, поляк Рудольф Барабаш. Они поженились, и пан Барабаш увез молодую жену к себе на родину, в Польшу. Вплоть до конца 1930-х годов буржуазная Польша считалась едва не главным врагом Советского Союза на международной арене. Панский режим клеймили в газетах, а любая связь с «потенциальным врагом» грозила обвинениями в шпионаже и разнообразием репрессий.

Но связь Нины Сергеевны Марченковой-Барабаш с ее советскими родственниками держалась потрясающе интенсивно! Она поддерживала своих родных, маму, младших брата и сестру, обожаемого крестника Диму и морально, и материально. Это кажется поразительным, невероятным – но, видимо, по пословице «смелого пуля боится».

Конечно, поздравительные открытые письма – не место и не формат для серьезных разговоров о жизни и политике. Но Матерь Божия с Младенцем Иисусом, изображенные на открытках, – уже сами по себе вызов строю «воинствующих безбожников». Во второй половине 1930-х годов Нина Сергеевна сменила их на куда более нейтральные зимние хвойные пейзажи.

Зато более откровенными становятся открыточные тексты. Совершенно потрясающий один из них, написанный в самом конце 1939 года, через несколько месяцев после начала Второй мировой войны, первой жертвой которой стала Польша.

«Дорогие Маня и Ваня! Посылаем Вам и всей вашей семье поздравление с Новым 1940 Годом, желаю Вам здоровья и всего хорошего в этом году. Мы сидим дома, работы нет, сезону тоже нет и т. д. ...Извините, пожалуйста, что посылаем вам открытку без марки, но не за что было купить, так как у нас вдруг в один прекрасный день объявили, что польские деньги больше не идут, ну вот, мы теперь без денег. Целую, Нина, Рудольф. В поликлинике мы не работаем, так как там оставили одного только врача, да там и делать нечего!».

Но все преодолимо. И в канун нового, 1958 года Нина Сергеевна Марченкова-Барабаш писала готовому встретить свое сорокалетие крестнику Дмитрию Валентиновичу в Советский Союз:

«Дорогой Дима! Спасибо тебе за открытку и поздравление на Новый год, а главное, за память. Желаю тебе, жене и детям также всего хорошего, а прежде всего здоровья и всяческих успехов в этом 1958 году, а также и во всей жизни».

Жизнь продолжается – и об этом всегда напоминает нам неистребимая радость Нового года!

Иван СИВОПЛЯС