Среда 22 Августа 2018

ПОМИДОРНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ РОГОЗИНА

Автор: Редакция   |   Дата: 23 Май 2018   |   Просмотров: 119  

Приближается долгожданное лето, и многие горожане потянулись к земле – возделывать свои садовые и огородные участки. Уже брошены в землю семена грядущего урожая, уже посажена картошка, уже закуплены средства для борьбы с вредителями, уже перекопаны по ошибке грядки с многолетними цветами... Нацепив на нос очки, граждане изучают прогнозы погоды, делают пометки в календарях садовода и вчитываются во всевозможные полезные советы, которыми буквально кишат печатные издания, теле-радиоэфир, сеть Интернета.

А полтора столетия назад симбирским садоводам приходилось «вариться в собственном соку», тщательно скрывая от соседей-конкурентов секреты своих урожаев. Революцию в садовом деле осуществил в конце 1880-х годов педагог Симбирского городского трехклассного училища Степан Степанович Рогозин (1859-1935).

«Любовное яблоко»

«Как у вас уродились помидоры?» – такой вопрос можно задать практически любому ульяновскому садоводу-огороднику. Редкий «рыцарь мотыги и грабель» не выращивает на своем участке краснокожих красавцев. И трудно поверить, что лишь в конце XIX века помидоры только-только начинали входить в рацион симбирян. Причем не надо думать, что жители нашего края были такими отсталыми. Более того, в «цивилизованной Америке» агент англичан Джеймс Бейли – повар Джорджа Вашингтона – безуспешно пытался в 1776 году отравить будущего президента огромным сочным помидором, которым украсил жаркое из индейки… Впрочем, историки склонны считать это всего лишь легендой. Но тем не менее по всей Европе и в России, куда заморскую диковинку завезли в XVIII столетии, томаты долгое время считались красивой экзотикой и украшали цветочные горшки и оранжереи.

III том «Толкового словаря живого великорусского языка» Владимира Ивановича Даля приводил массу вариантов наименования: «помедор», «помидор», «помадор», «помодор» и даже дословно с французского «помдамур», да еще четыре заграничных названия, но характеристик плода не давал.

В 1898 году на страницах солидного энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона профессор-ботаник Семен Иванович Ростовцев писал: «Помидор – (ZycopersicumesculentumMill, иначе любовное яблоко pommedʼamour, томаты) – однолетнее травянистое растение из семейства пасленовых […]; плод – многосемянная ягода различной величины, формы и цвета. Помидор родом из Америки; культивируется он как декоративное растение, но преимущественно как овощ». Далее сообщалось, что есть крупноплодные помидоры до 15 см в поперечнике, а ниже перечислялись еще пять мелко- и среднеплодных сортов, в том числе смородиновидный, чьи «ягоды мелки, как смородина».

В 1916 году 33-й том энциклопедического словаря Гранат в статье «Помидор» отсылал к статье «Томат», но включивший ее том вышел лишь в 1927 году и констатировал: «Европейцы перенесли его в Европу в начале XVI в. Распространение Т[омата] шло первые столетия очень туго и развилось только в XIX в. В России культура Т[омата] началась приблизительно лет 70 тому назад, с юга на север, и дошла в настоящее время до Мурманского побережья».

В наши дни, думается, трудно найти человека, который разводил бы «любовное яблоко» как декоративную культуру. Нас томаты интересуют в первую очередь с гастрономической точки зрения: разрезать сочную красную мякоть, посолить да вкусить со сметанкой али майонезиком...

Томатная монополия

Когда симбиряне впервые попробовали помидоры, доподлинно не известно. А вот пионером их массового разведения на продажу стал Степан Степанович Рогозин. Свои первые помидоры простой учитель, коллежский секретарь Рогозин вырастил летом 1888 года. Впрочем, он сам прекрасно рассказал об этом в 1907 году:

«Помидоры в Симбирске начали сажать для продажи всего лет 15 тому назад, а раньше на базаре были помидоры только «Астраханские», из Астрахани или из Дубовки. Покупали их и ели только люди богатые, а из простого народа редко кто умел их и назвать; если же кто пробовал поесть, то после долго отплевывался.

Не то, что нынче; их садят почти во всех садах и огородах, как в самом Симбирске, так и за Волгой: в Канаве, Часовне и Королевке. Садят их и много из крестьян окрестных сел и деревень и не только на продажу, но и для себя. А на Симбирском базаре местных помидоров продается теперь ежегодно тысячи на две или на три рублей, и ест их, можно сказать, каждый.

Правда, сажали их и раньше, но больше как диковинку, «для красы», или кое-кто немного для себя».

«Поводом к моему занятию садоводством послужили следующие обстоятельства. […] Когда […] поступил в институт и затем в первые годы учительства, занимаясь усиленно умственным трудом и не работая физически, то сильно подорвал здоровье. Чтоб его поправить, летом, как тогда это было принято, выезжал на дачу. Однако там тоска заедала до того, что готов был повеситься. Тогда купил маленький сад и принялся за работу с топором и лопатой. В первый же год выписал […] из Москвы самых разнообразных огородных семян».

Когда на кустиках, появились крупные зеленые плоды, которые вскоре покраснели, Степан Степанович не очень представлял, что с ними делать. Тогда он погрузил первый урожай на телегу и продал его оптом на базаре – 50 килограммов всего за 1,5 рубля!

Думаете, прогадал? А вот и нет! Симбиряне распробовали диковинный плод и вошли во вкус. Через десять лет Рогозин ежегодно выручал от продажи помидоров уже по 500-600 рублей. На несколько лет он стал воистину «томатным монополистом» на симбирском рынке. Степан Степаныч с гордостью писал: «Земля была сильная, и с некоторых кустов я собирал до 3-х пудов годных помидор». Напомню, что пуд равен 16 килограммам. И даже если допустить, что Рогозин, подобно рыбаку, нахваливающему улов, слегка присочинял, все равно цифры внушительные. Так и хочется воскликнуть: «Вы, нынешние, ну-тка!».

Садово-огородные «благоглупости»

«Пионер помидоросажания» столкнулся с неожиданным упрямством горожан, которых долго не мог убедить последовать его примеру. Рогозин с иронией отмечал: «Дело в том, что у наших садоводов есть страсть делать из всяких пустяков секрет. Есть, например, такой секрет: если де из вишни вынуть древесину и оставить одну кору, то плоды будут родиться без косточек. И таких «благоглупостей» не перечтешь.

Если же кому на самом деле придется открыть что-либо полезное, то он скорее позволит себя повесить, чем открыть […] соседям. Вот почему мне понадобилось более 5-ти лет убеждать соседей сажать помидоры, потому что это выгодно. Все видели в моих речах подвох, а если спрашивали и выслушивали от меня советы, то, обыкновенно, делали наоборот моим советам, предполагая в моих речах тоже, будто я держу про себя «секрет».

Вот, например, был какой случай. Один из моих закадычных приятелей садоводов, с которым я вел беседы более пяти лет, решился, наконец, испробовать посадить помидоры, к чему его понудили, конечно, не мои советы, а то, что он видел, как я получал за маленькие корзинешки по рублю.

Когда он сеял в ящики и садил в грунт, дело все шло сносно, потому что он заходил ко мне и видел, как все это делается, хотя было явно, что во все это время он старался застать меня за работой врасплох, чтобы поймать меня с поличным на каком-нибудь секрете.

Когда же пришло время прощипки, я, почему-то, запоздал, тогда как другие уже прощипывали. Спросить меня он не решился и вздумал проредить кусты сам. И что же он сделал? Ободрал все до одного листья, оставив только стебли да цветы… Потом позвал брата и говорит: «хорошо, кажется, я теперь проредил?» Тот походил кругом и говорит: «теперь хорошо, редко».

На другой день сосед «изловил» меня на прощипке и говорит: «вот я не так прощипывал», и рассказал как. Я, конечно, расхохотался, но ему было не до смеха: площадка, которую он проредил, дала вялые помидоры, по горошине, тогда как ему можно было получить с нее, может быть, сотню, а то и более рублей».

Осмелюсь предположить, что закадычным приятелем, который обмишулился с уходом за помидорами, был купец Аксель Карлович Юргенс. Его сад находился рядом с рогозинским на Завьяловском спуске (на месте нынешней дороги в парк Дружбы народов).

Степан Степаныч вздыхал: «Дорого обходятся нашим садоводам всякие подобного рода секреты, а и одним ли садоводам? Куда ни сунься к русскому человеку, везде «секрет», и на этих секретах нарываются то один, то другой».

Королевство Рогозина

А потому, чтобы научить земляков уму-разуму, Степан Рогозин отпечатал в 1907 году шестнадцатистраничную популярную брошюрку «Как я сажаю помидоры (томаты)». Она заканчивалась словами: «Надо думать, что недалеко то время, когда у нас, как это теперь есть на юге, помидоры будут сажать на каждом крестьянском огороде, и они войдут в такое употребление, как, напр. огурцы или капуста». Об успехе книги говорит то, что в том же 1907 году вышло второе издание. Причем если первое продавалось по 10 копеек, то второе – уже по 15. Степан Степанович, как опытный рыночник, отслеживал спрос, но никогда не был жмотом, охотно делился своими знаниями. Он писал: «А после моего опыта помидоры […] очень быстро распространились […] по всей Средней Волге, от Казани до Самары. Поэтому же и цена на них быстро пала.

В то же время […] яблони в садах поедал майский червь […]. Поговаривали о полной вырубке яблоней. Я сварил мышьяк с известью, опрыснул им деревья, и в первый же год получились прекрасные результаты: когда в Симбирске все подгорье с садами было как бы сожжено, мой сад стоял зеленым, и с «Венца» можно было указать пальцем границы моего сада».

Накануне Первой мировой войны Рогозин-старший вместе с сыном Глебом загорелся идеей издания атласа симбирских плодов и ягод с цветными (!) фотографиями. Но экономическая и политическая обстановка не позволила. Благодаря Рогозину Симбирский отдел Императорского Российского общества садоводов после 1917 года не постигла судьба большинства дореволюционных общественных организаций. Оно продолжало успешно существовать как Симбирский союз трудовых садоводческих артелей. А председательствовал, естественно, Рогозин.

Подгорный сад Степана Степановича и в 1920-е годы был своего рода государством в государстве. За королем садоводов числились обширные площади под сад и питомник на волжском склоне с более чем десятком разнообразных построек. Рогозин оставался одним из лучших садоводов-практиков и премировался на садовых выставках 1922 и 1925 годов.

Так что если вы сейчас крошите в салат спелую помидорину, вспомните добрым словом симбирского садовода Степана Степановича Рогозина, положившего 130 лет назад начало массовому разведению в нашем крае вкусного и полезного «синьора помидора».

Антон Шабалкин,

ведущий архивист Государственного архива Ульяновской области

Комментарии (0)

вызов ввода комментариев Добавление комментариев закрыто.

ЛЕНТА СОБЫТИЙ

Архив

ДРУГИЕ НОВОСТИ

Сельская кооперация: от программы к программе

01 Август 2018  |     0      : 45 |  Подробнее

Места, овеянные легендой

01 Август 2018  |     0      : 51 |  Подробнее

Поможем сельчанам!

01 Август 2018  |     0      : 116 |  Подробнее



СВЕЖИЙ НОМЕР

Номер: №15 (729) 1 августа 2018 года

Анонс номера:



Создание сайта: ITproger.ru