Суббота 23 Июня 2018

Не так страшен арендатор, как его малюют

Автор: Редакция   |   Дата: 19 Август 2015   |   Просмотров: 1110  

В последнее время в «Дыхании Земли» активнее чем прежде освещается тема лесного хозяйства. Мы стали чаще бывать на лесопромышленных предприятиях региона, ознакомились с особенностями данной отрасли, много общались с представителями лесного бизнеса - арендаторами. К сожалению, в обществе бытует стереотип, что арендаторы - это такие бессовестные хапуги, которые озабочены только тем, чтобы срубить побольше леса, продать его и уехать, оставив после себя одни пеньки. На самом деле все обстоит совсем иначе. В этой статье мы попытаемся разрушить данный стереотип.

 

Не рубить лес нельзя!

Главное, что необходимо четко понимать: не рубить лес нельзя. Это аксиома. Если деревья вовремя не срубить, они перезреют, сгниют, потеряют свои товарные свойства и к тому же поспособствуют ухудшению санитарного и противопожарного состояния леса. Глава областного минсельлесхоза Александр Чепухин любит сравнивать лес с пшеницей: его также необходимо своевременно убирать. Никому же не приходит в голову оставить в поле неубранный хлеб? Лес - это сырье для строительства, мебельного производства, дрова, в конце концов. Разумеется, не идет речи о том, чтобы вырубить сразу весь лес. Под топор идет древесина, достигшая товарной спелости. Количество леса, подлежащее вырубке, определяется расчетной лесосекой, которая измеряется в кубометрах. Вырубить больше положенного арендатор не имеет права.

Вы спросите, какая для государства выгода от лесов, если древесиной торгуют арендаторы? Отвечаем: лесной бизнес платит государству за аренду лесов довольно приличные суммы денег. Помимо этого, он отчисляет в бюджеты всех уровней налоги, содержит рабочие места, берет на себя затраты по уходу за лесом, его противопожарной охране и лесовосстановлению. Сразу оговоримся, что бывали неприятные исключения, когда арендатор и впрямь относился к лесу хищнически. Но на этом основании областной минсельлесхоз имеет право расторгнуть договор аренды с недобросовестным арендатором. Такой случай уже был. Так что говорить о бесконтрольности арендаторов не приходится. Гораздо чаще незаконным рубкам подвергаются те леса, которые не переданы в аренду и находятся в управлении государственных учреждений. Существует несколько способов махинаций с такими лесами. Например, их незаконная продажа под видом предоставления древесины населению для нужд строительства. Выявлять такие махинации - задача полиции.

 

Если рубишь - значит, и сажаешь

Лесовосстановление - это второй необходимый элемент лесного хозяйства. В Ульяновской области имеется несколько питомников, в которых выращиваются сеянцы деревьев. В основном - сосны. Каждый арендатор обязан заниматься лесовосстановлением. Эта обязанность прописана в договоре аренды. Отметим, что вырубая смешанные леса, арендаторы сажают на их месте главным образом хвойные деревья. Благодаря этой практике через многие годы, когда посаженные сегодня деревья вырастут, качество лесного фонда региона будет гораздо выше нынешнего. Как правило, лес восстанавливается на большей площади, чем вырубается.

Помимо этого, арендаторы за счет прибыли от продажи переработанной древесины решают задачи противопожарной защиты лесов: содержат необходимую технику и оборудование, водоемы, создают минерализованные полосы, проводят учения и т.д. В этом году, несмотря на засушливый июнь, региону удалось избежать крупных пожаров в лесу.

 

Есть и проблемы

Разумеется, было бы неправильно говорить о том, что в лесном хозяйстве региона все исключительно хорошо. Проблемы, безусловно, есть. Об одной из них написано выше: незаконная вырубка лесов, находящихся в управлении госучреждений. В Ульяновской области эта проблема не стоит так остро, как, например, в лесистой Кировской губернии. Большая часть ульяновских лесов уже находится в аренде. Тереньгульский и Новочеремшанский леса, которые пока не имеют хозяина (а арендатора в общем-то можно так назвать), вскоре должны быть переданы Инзенскому ДОЗу - соответствующий инвестпроект уже одобрен Рослесхозом. Другая проблема - невостребованность мягколиственной древесины. Специфика лесопереработки такова, что высокие потребительские свойства имеет древесина твердых пород (в нашем регионе это в основном сосна и дуб). Береза используется для производства фанеры. А вот все остальное (главным образом осина) практически ни для чего, кроме дров, не пригодно. Некоторые предприятия Ульяновской области уже начали решать эту проблему. Так, в Карсунском и Барышском районе уже имеется дорогостоящее оборудование для переработки низкосортной древесины и придания ей высокого качества. Появляются цеха по производству топливных древесных гранул (пеллет), тарной дощечки (пиломатериал для производства ящиков), мебельного щита, линии сращивания и т.д. Процесс модернизации лесоперерабатывающих предприятий, к сожалению, идет не быстро - их прибыли не так велики, чтобы активно закупать дорогостоящее оборудование. Есть и более мелкие, но тоже насущные проблемы: обилие порой необоснованно созданных ООПТ, ограничивающих хозяйственную деятельность в лесах; наличие крупных горельников 2010 года (особо актуально для лесов Новоспасского района); устаревшие данные о состоянии лесов (в следующем году большинство арендаторов должны будут провести лесоустройство); неиспользование в лесохозяйственной деятельности новейших научных разработок; дефицит квалифицированных кадров, непрестижность профессии лесопромышленника. Об этих и других проблемах лесного хозяйства и возможных путях их решения активно говорят на уровне министра Александра Чепухина. На прошлой неделе он провел совещание с лесопромышленниками в Сосновке Карсунского района, а буквально вчера в Барышском районе обсуждал с ними пути решения проблемы незаконных рубок.

А как у Ваганова?

Один из самых опытных лесопромышленников Ульяновской области - Николай Ваганов, в 2013 году избранный депутатом регионального парламента. Он руководит предприятием с говорящим названием - ООО «Забота о лесе». Оно арендует 40 тысяч гектаров леса, заготавливает древесину в соответствии с расчетной лесосекой, ведет лесовосстановление на площади 120 гектаров ежегодно. Здесь имеется собственный лесной питомник. Старомайнский лесхоз и его дочерние предприятия - это одно из немногих мест в области, где налажена переработка мягколиственной древесины. Здесь производят гранулы для пеллетных котлов. Этим производством решается сразу несколько задач: разработка лиственной лесосеки, утилизация отходов лесопереработки, а также отопление негазифицированных населенных пунктов, дачных поселков и т.д. Кроме того, здесь производят различные виды строительных и отделочных материалов из древесины, деревянные домокомплекты, окна и другую продукцию. В этом году в Старой Майне положили начало строительству первого в регионе музея леса.

Руководитель Вешкаймского лесхоза Елена Малкина на питомнике

Сосновый лес

Бревна в очереди на переработку

Бревно превращается в доски

Топливные гранулы производят из отходов лесопереработки

Комментарии (0)

вызов ввода комментариев Добавление комментариев закрыто.

ЛЕНТА СОБЫТИЙ

Архив

ДРУГИЕ НОВОСТИ

На войне его хранил Бог

14 Июнь 2018  |     0      : 58 |  Подробнее

НЕОБЫЧНЫЕ ПРОМЫСЛЫ СИМБИРСКОГО КРАЯ

14 Июнь 2018  |     0      : 55 |  Подробнее

Возвращение государя

14 Июнь 2018  |     0      : 47 |  Подробнее



СВЕЖИЙ НОМЕР

Номер: №11 (725) 6 июня 2018 года

Анонс номера:



Создание сайта: ITproger.ru