ONLINE Газета
для семейного чтения

Воскресенье 16 Декабря 2018

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

НА ГРАВЮРЕ – СТЕНЬКА РАЗИН

Автор: Редакция
Дата: 14 March 2018
Просмотров: 174

Недавно фонды Музея-заповедника «Родина В.И. Ленина» пополнились интересным экспонатом, старинной гравюрой XVII века с изображением довольного жизнью коренастого мужчины с остроконечной бородкой, завитыми волосами. В ухе мужчины блестит большая жемчужная серьга, он наряжен в кафтан, богато расшитый галунами и перечеркнутый ремешком портупеи.

Изображение мужчины подписано по-латыни, на языке, которым общалась в те времена вся просвещенная Европа: «Stephanvs Razinvs Perdvellis Moscovicvs», что означает по-русски: «Степан Разин государственный преступник в Московии». Московией в Европе именовали Российское государство.

Более ста лет, с 1633-го по 1738 год в Германии издавался эдакий иллюстрированный журнал, который назывался также по-латыни Theatrum Еuropeum – «Европейский театр», или, точнее говоря, «Европейское обозрение», вещи, заслуживающие особого внимания просвещенной и небедной публики (печатная продукция в то время была очень недешева!). Журнал этот издавали известные в XVII столетии художники-граверы швейцарского происхождения Мериан Матеус (1593 – 1650) его сын Мериан Матеус Младший (1621 – 1687) и их менее прославленные потомки.

Гравированный портрет Степана Разина был опубликован на страницах «Европейского обозрения» в 1675 году – всего через четыре года после казни донского казака Степана Тимофеевича Разина (1630 – 1671), предводителя Крестьянской войны, внутреннего потрясения, одного из самых драматичных и кровавых во всей истории России.

«Самой поэтической фигурой во всей истории России» считал Степана Разина гениальный А.С. Пушкин. Он написал «Песни о Стеньке Разине», стилизованные под народные. Разин – первый герой в истории России, которому была посвящена научная диссертация, о котором был снят художественный фильм (первый фильм в истории российского кинематографа!). Главным событием всей дореволюционной истории Симбирска, начатой с основания города в 1648 году, считалась осада города отрядами бунтовщика-атамана осенью 1670 года.

Эпоху царствования государя Алексея Михайловича, охватившую 1645 – 1676 годы, называли «бунташным веком». В самый год основания Симбирска, в июне 1648 года, в Москве вспыхнул Соляной бунт, вызванный неподъемным ростом цены на соль. Потом еще будут бунты хлебные и водочные. Медный бунт – реакция на введение дешевых медных денег вкупе с требованием на уплату налогов в дорогой, серебряной деньге. К бунтам и Крестьянской войне вели самые серьезные предпосылки: войны, голод, увеличение налогов. На фоне несомненных внешних успехов, присоединения Украины царская власть династии Романовых, слишком обязанная боярским фамилиям, избравшим ее на российский престол, не могла совладать с положением внутри страны.

И вот на этом фоне в донских степях возникает харизматическая фигура удалого атамана. Донские казаки принимали самое активное участие в затяжной Русско-польской войне 1654 – 1667 годов. В боевых действиях, где самую весомую роль играли регулярные, обученные строю войска, вольным казакам было особенно тяжело. Казак – не солдат, на казенных харчах и в казарме. Казак – это образ жизни. Нарастающий ропот в рядах казаков закончился жестокими репрессиями. В 1665 году, как зачинщик беспорядков, был казнен Иван Разин, старший брат Степана. Степан Разин затаил обиду и поклялся отомстить.

Разоренным войной казакам хотелось подняться, заработать деньжат. Самым удобным путем к материальному процветанию было пограбить турецкие города по берегам Черного моря, и это никак не возбранялось правительством: Турция, а особенно ее вассал, Крымское ханство было постоянным источником военной опасности для России. В мае 1667 года вокруг Стеньки стала собираться ватага «гулящих» людей, скоро превысившая две тысячи человек. Но турки в то лето накрепко заперли выход с Дона в Азовское и Черное моря, перегородив его железными цепями. И тогда Стенька отправился на Волгу и на Каспий. Начались грабежи купеческих караванов, нападения на укрепленные нижневолжские городки. Это был вызов верховной власти – но власть проглотила его. Казалось, казаки пошумят и разойдутся. Слать за сотни верст войска, истомленные в битвах недавней войны, – значит нажить неудовольствие среди военных, а «тишайший» царь Алексей Михайлович по-настоящему не любил обижать своих подданных – вот только заканчивалось это всегда куда большими обидами и жертвами…

В 1668 году казаки Стеньки Разина занялись грабежами персидских владений на Каспийском море. Главным «призом» этой кампании стало взятие и разорение города Фарабата, летней шахской резиденции на каспийском берегу. Персия была естественным союзником России на Кавказе против казавшейся непобедимой Турции. Персы решили, что Разин действует по приказам русского царя. По счастью, большая война никак не входила в планы сторон, а то бы она разразилась.

На другой год Разин продолжил грабить каспийское побережье. Весь просвещенный мир облетела весть об удивительной победе казаков над персидской эскадрой, одержанной летом 1669 года. Желая наверняка уничтожить казачий флот, состоявший из сравнительно небольших, в 25-27 метров длиной судов-стругов, персы сковали свои корабли цепями. Оценив позицию, Разин приказал сосредоточить огонь всех орудий на громадном флагмане персов, выступавшем посередине. Корабль загорелся, взорвался, пошел ко дну, увлекая за собой соседние суда – и вскоре вся эскадра персов была потоплена!

На самом деле победа далась дорогой ценой. Разин вынужден был отступить в Астрахань. Награбленная в два сезона добыча позволяла легко решать все вопросы с предержащими властями. Астраханский воевода боярин Иван Прозоровский не просто с почетом принимал Стеньку Разина у себя, но и вопреки всем нормам приличия и субординации сам то и дело наведывался в шатер к казаку, всякий раз унося обильные подарки. Аппетиты государевых людей только росли. В конце концов Прозоровский потребовал с Разина все пушки, большую часть награбленной добычи и захваченных пленников, угрожая применить против казаков силу.

Разинцы вырвались, чтобы вернуться на следующий год. В июне 1670 года они штурмом взяли Астрахань. Израненного в бою Прозоровского Разин приказал сбросить с крепостной башни, его сыновей, двух Борисов, 16-летнего Большого и 9-летнего Меньшого – повесить за ноги на крепостной стене. После мучений, Борис Большой был убит, Борис Младший на всю жизнь остался инвалидом. Крестьянская война под предводительством Стеньки Разина началась.

Степан Тимофеевич Разин был человеком многих достоинств, отмечавшихся даже врагами – смелый, сильный, расчетливый, хитрый, умный, стойкий, дипломатичный, щедрый. Самой неприятной чертой этого человека была жестокость, и хрестоматийная история «персидской княжны», утопленной в Волге лихим атаманом, тому наглядное подтверждение. Повальные репрессии, которым подвергались в захваченных городах все государевы люди, от дворян с воеводами до рядовых стрельцов, не только внушали ужас, но и порождали желание сражаться, подороже продав свою жизнь, раз все равно пощады не будет.

4 (14) сентября 1670 года войско Стеньки Разина, насчитывавшее более 5 тысяч человек, на 200 стругах подошло к Симбирску. Симбирский воевода князь Иван Богданович Милославский, опытный полководец и администратор, никак не мог рассчитывать на снисхождение восставших – все-таки двоюродный брат царицы! Но в немалой степени благодаря родству воеводы небольшой гарнизон Симбирска был укомплектован отборными бойцами, стрелецкими головами и солдатами 1-го Московского выборного полка, старейшего регулярного подразделения Русской армии. Кстати, каждый десятый в этом полку был симбирянином – 172 из 1742 человек. В помощь князю Милославскому к Симбирску из Казани успел подойти князь Юрий Никитич Барятинский (1610 – 1685), еще один опытный полководец, уже имевший опыт ведения боевых действий против сподвижников Степана Разина.

Целый день бился Разин с Барятинским под Симбирском. Правительственных сил было явно недостаточно. Юрий Никитич ушел за подкреплением в Казань. Осажденные в Симбирской крепости не унывали – ушел, так вернется, Барятинский был известен как человек слова. Однажды Юрий Никитич, киевский воевода, отказался выполнять приказ главнокомандующего боярина Шереметьева и сдать Киев полякам: «Я выполняю приказы одного государя! А то много в Москве Шереметьевых развелось». Эти слова вдохнули бодрость в приунывших от поражений россиян – не каждый решится на конфликт с всесильным начальником, но если такой человек находится, то жива еще земля Русская!

Тем временем армия Разина осадила Симбирск. Утверждают, что ее численность возросла до двадцати тысяч человек – за счет крестьян, сбегавших от своих помещиков под знамена лихого атамана. Может быть, но разинцев никто специально не считал, а большими цифрами любят спекулировать, чтобы добиться себе больших наград. Даже если разинцев было очень много, это были люди, совершенно незнакомые с военным делом, и их численность – людей же надо кормить, размещать, вооружать – только мешала ходу осады Симбирского кремля. Четырежды казаки ходили на штурм, но всякий раз были отбиты от деревянных стен.

Осада Симбирска сама по себе стала для Стеньки смертельной ловушкой. Сила казаков – в стремительности и внезапности, многодневная осада не их стиль. Свои победы над куда более важными городами и гарнизонами разинцы обеспечивали неожиданным ударом или воинской хитростью, проникая в них, например, под видом купцов. Но для неведавшего поражений атамана единственный срыв означал неминуемый подрыв авторитета в глазах тех, кто «вольно» вставал под его знамена, рассчитывая на его «харизму». Кровь из носу надо было побеждать – но победить уже не получилось…

Почти месяц ждали в Симбирске Барятинского с подкреплением. До изобретения автомобиля и асфальтовых дорог путь от Казани к Симбирску занимал несколько дней, и на пути этом Барятинского поджидали отряды восставших, с которыми приходилось вступать в столкновения. Но еще в Казани Юрий Никитич успел перессориться со всеми военачальниками и возвращался к Симбирску, добавив к имевшимся в его распоряжении силам всего несколько сотен солдат, правда, отборных опытных бойцов того же выборного Московского полка.

1 (11) октября в бою на берегу реки Свияга, в двух верстах от Симбирска (в районе современного 19-го микрорайона) разинцы сошлись с войском Барятинского. Солдаты подпустили атакующих казаков на дистанцию около сорока метров и открыли убийственный огонь. Повстанцы побежали. Разин сумел остановить бегство и лично повел бойцов в контратаку. Но ярость повстанцев оказалась бессильной перед отлаженными маневрами регулярных войск. Степан Тимофеевич был дважды ранен и едва не попал в плен к Барятинскому. Его без сознания вынесли из боя. Осторожный Барятинский, впрочем, поостерегся тотчас развивать достигнутый успех, сил тоже было в обрез. Первой заботой победителей стала казнь 120 военнопленных разинцев. Взаимная ненависть и неумеренная жестокость – вот самое страшное в любой гражданской войне.

4 (14) октября 1670 года разинцы уже без атамана пошли на последний решительный штурм Симбирского кремля. Безуспешная атака вымотала последние силы. Выдержать ответный удар правительственных войск повстанцы уже не смогли. Разгром был полный. Однако Стенька Разин не видел этого печального зрелища. С верными людьми он до боя спустился к стругам – и был таков. В апреле 1671 года казацкая верхушка сдаст его царским властям, 6 (16) июня 1671 года бесстрашный Степан Тимофеевич будет четвертован в Москве, а в ноябре того же года выстоявший в Симбирском сидении князь Милославский возьмет Астрахань, положив формальный конец Крестьянской войне…

«Барятинский, одержав победу под Симбирском, спас русский престол», – категорично написал известный российский историк Николай Иванович Костомаров. Портретов Барятинского история, увы, не сохранила. А вот Степана Тимофеевича художники – и современники, и потомки – писали много и разнообразно. Все-таки самая поэтическая фигура в российской истории. Фигура, волей исторических судеб навечно связанная с нашим городом…

Иван СИВОПЛЯС