ONLINE Газета
для семейного чтения

Суббота 17 Ноября 2018

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Могилу деда искали 76 лет

Автор: Редакция
Дата: 08 Ноябрь 2018
Просмотров: 45

Как минимум в следующем году жительница Майны Людмила Шутова поедет в Саксонию, на могилу своего родного деда, который ушел на войну 25 июня 1941 года, и больше его никто не видел.

Он ушел воевать с фашистами в 31 год, вернувшись совсем недавно с финской войны. В августе семья Ивана Алексеева получила от него единственное – и последнее – письмо без обратного адреса. Больше об Иване Анисимовиче никто ничего не знал, и много-много лет его считали без вести пропавшим.

– Может быть, – предполагает Людмила Шутова, – он написал это письмо в дороге. Воевал он или прямо с поезда попал в плен, никто не знает. Мы думаем, не воевал.

Дочь Людмилы Татьяна говорит, что с малых лет не понимала, как это – «пропал без вести»?

– Для меня это было как-то неправильно, – говорит Татьяна Николаевна. – Без вести! Словно и не было человека.

И безвестие это продолжалось до тех пор, пока не была издана областная Книга памяти. Шутовы решили поискать там своего родственника. И нашли! Сказали об этом его дочери, матери Людмилы Алексеевны – Раисе Ефимовой.

– Если в Книге памяти есть, – предположила Раиса Ивановна, – значит в Матюнине на мемориальной доске тоже должен быть.

Шутовы вместе с Раисой Ивановной поехали в Степное Матюнино и увидели, что имя Ивана Алексеева есть в списке воинов Великой Отечественной войны.

– Бабушка поплакала, цветы положила, – вспоминает Татьяна Шутова. – А мы немного успокоились – все-таки нашего солдата помнят.

А потом Шутовы узнали про базу данных «Мемориал». Что кто-то нашел деда, кто-то отца, кто-то прадеда. И задумались, не поискать ли им Ивана Анисимовича. И снова нашли – но противоречивую информацию.

– В списках захоронения, – говорит Людмила Алексеевна, – значилось, что мой дед похоронен в 1945 году в Калининграде. А в информации о военнопленных – что он умер в Саксонии, в лагере шталаг № 311 в ноябре сорок первого.

В общем, Шутовы подумали и решили, что Калининград им ближе, что именно там похоронен Иван Алексеев. О том, почему от него за годы войны не было никаких вестей, не думали. Просто обрадовались и начали собираться в Калининград. И было это в 2016 году.

– Мы спланировали на весну отпуска, – говорит Татьяна. – Рассчитали, сколько денег понадобится. Муж сказал, что тоже поедет, потому что служил в Калининграде и все там знает. Связались с поисковиками из Калининграда, те сказали – приезжайте, покажем, разместим. Мама позвонила в Орск своим двоюродным сестрам и сообщила о результатах поисков. Сестры, конечно, поплакали и сказали – мы тоже поедем с вами. А через некоторое время прислали информацию – это не наш дед.

Нашли эту информацию сестры Людмилы по той причине, что «Мемориал» постоянно обновляется, появляются новые документы. Орские родственники, как говорят Шутовы, «залезли глубже» и нашли открытые немецкие документы, где на обратной стороны анкеты военнопленного значились его адрес, имя матери и имя жены. Данные эти полностью совпадали с данными Ивана Анисимова из Степного Матюнина, который все-таки умер в Саксонии, в фашистском концлагере шталаг № 311. Умер 16 ноября 1941 года, а похоронен 2 декабря того же года.

– Я читала про этот шталаг в Саксонии в Интернете, – сквозь слезы говорит Татьяна Шутова, – и ужасалась, что ему пришлось пережить! Пленных почти не кормили – давали по буханке хлеба в сутки на 15 человек и все. Они обглодали всю кору с кустарников, выкопали все корешки из земли. Пили из луж. О медицинской помощи вообще говорить не приходится.

Татьяна расстраивается, что в Германию она поехать не сможет. Потому что офицер полиции, следовательно – невыездная.

– Но маму мы обязательно отправим, – говорит она. – Это наша цель, это наше желание.

– И мое тоже, – вторит Людмила Алексеевна. – Я связалась с бывшей коллегой, которая живет в Германии. Она сказала – приезжай, конечно! Место, где был этот лагерь, недалеко от ее города.

– Бабушка рассказывает, – вспоминает Татьяна, – что ее отец был очень добрым человеком. Что мама их держала в строгости, а он баловал и защищал.

Самый памятный рассказ о доброте деда, по словам Татьяны Николаевны, рассказ о конфетах. Когда бабушка Рая нашла в доме конфеты-голышки, стащила их и половину съела, а вторую половину припрятала. В тот же день ее мама пропажу обнаружила и за ужином начала причитать: «У нас ведь конфеты кто-то украл. А они были с мором. Теперь все…». Рая расплакалась, призналась, что это она украла. Получила нагоняй, а вечером, когда папа пришел с работы, рыдая, кинулась к нему: «Папанька! Я ведь конфеты съела. А они с мором были. Я теперь помру». «И сколько ты съела?» – спросил Иван Алексеевич. – «Половиииииииину!». «В следующий раз все съешь. А ты, – обратился он к супруге, – прекрати детей пугать!».

На волне эмоций, связанных с этими поисками и вдруг свалившейся на нее информации, Людмила Шутова написала стихотворение «Вставай, мой дед». Которое ни разу не прочла вслух не публике. Потому что не может – слезы не дают. Недавно дочь Татьяна прочла его в лицее, на «Громких чтениях» перед школьниками.

– Ты не так читала, – говорит Людмила Алексеевна. – Я его воспринимаю как минуту молчания.

– А я – как будто «вставай на парад», – оправдывается Татьяна. – Все же по-разному стихи воспринимают.

«Вставай, мой дед»

Вставай, мой дед, вставай Иван,

Вставай со мною в один ряд,

Бессмертный полк, как караван,

Погибших воинов отряд!

Нам не поднять их из земли,

Но силой памяти своей

Из прошлого мы извлекли

Дедов, отцов и их друзей.

Тех, кто за Родину свою

На поле боя полегли,

И выиграли ту войну,

И по-другому не могли.

Им в нашем мире вечно жить,

И будем помнить мы в веках,

Нам ту войну не позабыть,

Пока несем мы на руках

Бессмертные родные лица

На черно-белых тех портретах.

Благоговенью нет границы,

В стихах и песнях вы воспеты!

Андрей Школьный, фото автора