ONLINE Газета
для семейного чтения

Суббота 23 Ноября 2019

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Место преступления – театр

Автор: Редакция
Дата: 22 August 2019
Просмотров: 89

Трагедии ничто не предвещало. Зрители, как обычно, занимали места в зале, который, как это водится на премьерах, вскоре был заполнен до отказа. И никто из них даже предположить не мог, что всем им вскоре предстоит стать свидетелями, предстать перед следственными органами и подвергнуться допросу. Более того, как впоследствии оказалось, им пришлось взять на себя ответственность и за назначение виновного в кровавом преступлении. Да! Именно за назначение!

Следствие вели…

Работа оперативников внешне выглядела весьма профессионально, и сами они казались вполне дотошными сотрудниками полиции, вникающими в каждую деталь событий, сопутствовавших преступлению. Впрочем, и само убийство обещало стать весьма резонансным, поскольку насильственная смерть постигла не обычную пенсионерку, а пианистку с мировой известностью…

Знал ли немецкий драматург Пауль Портнер, ветеран вермахта, ставший инвалидом на полях сражений Второй мировой войны, что его творчество однажды приведет к таким непоправимым последствиям. Впрочем, ему уже все равно. Драматург скончался еще в 1984 году, и только через восемь лет после этого в США его пьеса Shear Madness была занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самая «долгоиграющую» постановка, если, конечно, не считать мюзиклов. Даже было подсчитано, что в безумии, происходящем на сцене, во всем мире на тот момент успело принять участие более 12 миллионов зрителей. А сейчас их число наверняка увеличилось многократно, и вот – в число пострадавших вошли и наши земляки.

Кстати, о названии пьесы. Его принято переводить на русский язык как «Ножницы». Но возможны и другие варианты перевода. Например, «Стригущее безумие», «Сдвиг по фазе» или вообще – «Сборище психопатов, вооруженных колюще-режущими предметами». Все зависит от воображения переводчика. Ну ладно – «Ножницы» так «Ножницы»…

Между прочим, актеры с самого начала действа повели себя не вполне адекватно. Зрители еще толком не заполнили зал, а они уже тусовались на сцене, занимаясь своими текущими делами. И только постепенно выяснилось, что действие волею режиссера Владимира Золотаря, сценографа Михаила Кукушкина и художника по костюмам Ольги Соломко происходит вовсе не за тридевять земель, а непосредственно в Ульяновске – на улице Гончарова. Более того, каждый персонаж имеет местную прописку. Кстати, адреса своего проживания они сообщают в ходе допросов, так что зрители получают возможность проверить, искренни ли они были, когда давали показания.

Вы и убили-с…

Итак, любой зритель имел возможность уличить каждого из подозреваемых во лжи и сообщить об этом куда следует! Но, несмотря на это, следствие зашло в тупик, и опергруппа в лице артистов Алексея Храбскова и Александра Курзина просто задала залу два судьбоносных для русского народа вопроса – «Кто виноват?» и «Что делать?».

Между прочим, и сам список подозреваемых впечатляет. Среди них заслуженные артистки России Ирина Янко и Елена Шубенкина, артисты Артем Трохинов и Алексей Гущин, Марк Щербаков и Денис Бухалов. В общем, с ними наша почтенная публика связываться не стала, обвинив во всем ни в чем не повинную Машеньку Прыскину. Подогнать факты под заданный результат было уже делом техники…

Василий Залесский, фото автора.