ONLINE Газета
для семейного чтения

Воскресенье 16 Декабря 2018

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Медицина повышенной опасности

Автор: Редакция
Дата: 26 September 2018
Просмотров: 104

В Ульяновской области не далее как минувшим месяцем была создана чрезвычайная комиссия для урегулирования вопросов в сфере регионального здравоохранения.

Денег много не бывает

С учетом того обстоятельства, что идея о создании ЧК (просим обойтись без параллелей с переворотом 17-го года) и ее реальном воплощении родилась в головах местных парламентариев, нет ничего удивительного в том, что ее сопредседателями были избраны представитель Законодательного собрания Ульяновской области в Совете Федерации РФ Сергей Рябухин и первый заместитель председателя ЗСО Валерий Малышев. Легитимность происходящего действа засвидетельствовал министр здравоохранения, семьи и социального благополучия региона Сергей Панченко.

Причины создания ЧК обозначили по-военному четко: необходимость решения проблем в сфере медицины, растущая кредиторская задолженность учреждений здравоохранения, проблемы в обеспечении лекарственными препаратами и изделиями медицинского назначения.

В голосе парламентариев звучала озабоченность. Воздыхания по поводу критической ситуации, которая сложилась в медицинской отрасли области, перемежались ссылками на многочисленные обращения жителей области к депутатам по вопросам финансирования здравоохранения, лекарственного обеспечения больных, оказания экстренной медицинской помощи... А если обращаются, то надо помогать.

Сергей Панченко, как «главный доктор» области, а потому знающий проблемы изнутри, с высказываниями согласился. Он, правда, в более обтекаемой форме, отметил, что к настоящему времени в медицинской отрасли сложилась непростая ситуация, связанная с хроническим недофинансированием. Без малого в трети лечебных учреждений региона наличествуют проблемы, напрямую связанные с обеспечением лекарствами и изделиями медицинского назначения.

«Люди, – не скрывал министр, – вынуждены покупать препараты за собственный счет, что вызывает справедливое возмущение населения. Мы провели финансовый аудит и выявили проблемы, которые доведены нами до губернатора Сергея Морозова. Что предпринимаем? Пытаемся хотя бы точечно отрабатывать возникающие вопросы. Прежде всего, это касается больниц с заблокированными счетами (есть и такие!), которые не могут сегодня самостоятельно проводить даже элементарные платежи. А в некоторых районах области создалась реальная угроза приостановки работы службы скорой помощи. 

Сергей Панченко уточнил, что потребность региональной медицины в настоящий момент составляет 319 миллионов рублей. С активным участием финансового блока правительства области «поскребли по сусекам», нашли 243 с копейками миллиона рублей. Средства пойдут на выплаты зарплат медикам, закупку расходных и горюче-смазочных материалов, оплату коммунальных расходов лечебниц при подготовке к отопительному сезону и приобретение лекарств. Где брать недостающие миллионы? Придется крепко думать. Выход, скорее всего, будет найден: нельзя же, в самом деле, допустить, чтобы региональное здравоохранение, которое уже пускает пузыри, окончательно пошло ко дну.

Позаботились о взаимодействии с населением на предмет выявления болевых точек: перевели контактный центр минздрава на круглосуточный режим работы. Обозначили телефон «горячей линии»: 8-800-200-73-07. Сократили с 30 до 18 дней сроки рассмотрения обращений по наиболее сложным вопросам в контактный центр.

Лечат или калечат?

Возьмем в качестве конкретного примера происходящих в недрах нашего здравоохранения процессов обращение прокуратуры Железнодорожного района Ульяновска. Документ суховат в изложении, но конкретен по существу содержания. Суть его состоит в следующем.

Прокуратура настаивает на привлечении к уголовной ответственности должностных лиц регионального минздрава, провоцировавших, по ее мнению, дефицит лекарств в областной клинической больнице.

Требование о привлечении к уголовной ответственности имеет под собой основание. Проверки соблюдения органами власти антикоррупционного законодательства выявили в УОКБ дефицит лекарств, который создан искусственно чиновниками регионального минздрава.

Чтобы понять происходящее и суть вопроса, перейдем от частного к общему. Установлено, что минздрав ввел в оборот собственную схему обязательного для исполнения ведомственными учреждениями порядка согласования документации, необходимой для проведения закупок лекарств и медицинских изделий, а также систему контроля в этой сфере.

На практике это означало, что чиновники министерства исключительно в устной форме разрешали, например, той же УОКБ проводить самостоятельно лишь 20% закупок препаратов от необходимого годового объема. Почему в устной форме? Помните у Владимира Высоцкого: «Вечно в кожаных перчатках, чтобы не делать отпечатков…».

В медицинской практике, однако, время от времени возникали ситуации, когда больнице необходимо было организовать закупку лекарственных препаратов свыше указанного процента. В таких случаях на представленных документах чиновники свои подписи не ставили. Таким образом, полностью исключалась возможность размещать такие документы на электронных площадках, участвовать в проведении конкурсов и аукционов в порядке, предусмотренном законодательством о контрактной системе. Она, как известно, существует в сфере закупок товаров, работ и услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. «Изуверство!» – скажете вы и будете совершенно правы. Но прокурорская проверка показала, что так и было.

Более того, до предела порочная практика искусственного дефицита лекарственных препаратов, в том числе для людей с тяжелейшими заболеваниями, существовала как минимум последние несколько лет и привела к катастрофическим результатам. Вы можете себе представить отсутствие, например, физраствора для проведения операций? И это в областной больнице! Что тогда говорить про медучреждения на периферии?

И вот ведь что омерзительно. Искусственный дефицит создавался при одновременной экономии сотен миллионов бюджетных средств на приобретение таких лекарств и при наличии недофинансирования региональной медицины. О грубом нарушении конституционных прав граждан на достойное и качественное лечение в таких условиях не было и речи. А что же власти и депутаты всех уровней, правоохранительные органы? Они хранили «глубокомысленное» молчание.

Кто в грехе, тот и в ответе

Прокурору Железнодорожного района не оставалось ничего другого, как направить материалы проверки в следственные органы для возбуждения уголовного дела по факту превышения должностных полномочий. При этом совсем не исключается, что проверка в УОКБ будет первой и последней. Начинают появляться серьезные основания для того, чтобы утверждать: во многих других учреждениях здравоохранения области ситуация складывается не лучшим образом.

«Сидельцы» «Матросской тишины» Тихонов, Абдуллов и иже с ними упорно молчат. Но всему бывает конец. Придет время, когда под давлением улик и свидетельских показаний они вынуждены таки будут заговорить. Возможно, не обо всем и не обо всех, но заговорить.

К этому времени, что вовсе не исключается, будет сформирован список фигурантов по уголовному делу относительно создания системы искусственного дефицита лекарственных средств. Люди эти, что вполне вероятно, займут достойное место на скамье подсудимых. А Ульяновск из культурной столицы будет переименован в столицу криминального медицинского бизнеса.

Было сказано…

А пока что вернемся к делам нашим скорбным. В предпоследний день августа в Законодательном собрании состоялось пятое по счету заседание ЧК. Собрание было представительным. В обсуждении приняли участие Сергей Рябухин, Валерий Малышев, Сергей Панченко, министр финансов Екатерина Буцкая, председатель Счетной палаты Игорь Егоров.

Открыл встречу Сергей Рябухин. Начал он с бодрых и обнадеживающих цифр. Сенатор напомнил, что на первом этапе, скажем так, оздоровления, отрасли оказана финансовая поддержка из областного бюджета в сумме 243 миллионов рублей. Еще 76 миллионов выделил ТФОМС. Этих средств хватило на организацию работы четырех медицинских учреждений, чьи счета были заблокированы по исполнительным листам. Часть основной суммы была направлена на расчеты за ГСМ для машин скорой помощи, оплату жизненно необходимых медицинских препаратов 150 наименований, подготовку медучреждений к зиме и зарплату для младшего медперсонала.

По словам сопредседателя «чрезвычайки», сегодня есть четкое понимание того, как ликвидировать кредиторскую задолженность медицинских организаций. Она, кстати, на нынешний день составляет 2,4 миллиарда рублей, из которых полтора миллиарда составляет просроченная задолженность. Для губернатора подготовлена информация о необходимости заложить в областном бюджете на 2019 год расходы на здравоохранение в объеме 10,5 миллиарда рублей. Уже в текущем году они должны составить около 8,5 миллиарда.

Второй ключевой задачей по мнению Сергея Рябухина, является приведение в порядок нормативно-правовых документов. Штатные расписания для районных структур здравоохранения, документы для лечебного питания и проведения конкурсных процедур по организации закупок для нужд здравоохранения должны быть типовыми и соответствовать федеральным стандартам. Пока что ситуацию в этой сфере можно оценить словами – кто в лес, кто по дрова.

Постскриптум

Сергей Панченко выше той криминальной сферы, о которой здесь сказано. Он об нее не запачкан. Более того, при всех трудностях, которые, конечно же, видел, принял предложение возглавить полузатонувшее медицинское ведомство. Говоря иначе, взвалил на свои плечи груз проблем немыслимой тяжести. Такая позиция заслуживает уважения.