ONLINE Газета
для семейного чтения

Четверг 21 Ноября 2019

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Маэстро посетил Ульяновск по пути в Париж

Автор: Редакция
Дата: 18 October 2019
Просмотров: 76

Николай Луганский: «Важно не то, где ты находишься, а что ты при этом ощущаешь…»

17 сентября в Большом зале Ленинского мемориала Ульяновский симфонический оркестр «Губернаторский» под управлением Ильи Дербилова открыл концертный сезон. В первом же концерте солировал выдающийся музыкант с мировым именем, народный артист России, лауреат многих престижных международных музыкальных конкурсов, объездивший с гастролями практически всю планету, пианист Николай Луганский. Это один из самых востребованных музыкантов мира, который показал пример того, как можно добиться признания, не стремясь в угоду публике вносить в свою программу красочные и эпатажные элементы, что присуще современным шоу и чем грешат многие музыканты. Он играет в престижных залах мира, а гастрольный лист пианиста заполнен более чем на год вперед. В первом отделении концерта в сопровождении ульяновского оркестра Николай Луганский исполнил Концерт № 2 для фортепиано Сергея Прокофьева – произведение, которое в 1913 году – в момент своего создания и первого исполнения – публика сочла футуристическим. В коротком перерыве между репетицией и концертом маэстро успел дать короткое интервью.

– Николай Львович, для выступления с ульяновским оркестром вы выбрали музыку Сергея Прокофьева, музыку сложную, где мелодизм не лежит на поверхности. Тем не менее  есть ценители музыки, которые полагают, что только у вас получается в полной мере его показать. Как вам это удается?

– Найти того, чего в музыке нет, невозможно. В музыке Прокофьева вообще и во Втором концерте в частности – удивительный мелодизм. Но у Прокофьева он имеет мало общего с мелодизмом, например, Шопена, Брамса или даже Рахманинова. Но не думаю, что я здесь первооткрыватель. Прокофьев – один из самых великих русских композиторов, и, если говорить о советском периоде, он, как мелодист, не имеет равных. Он также выделяется невероятным жизнелюбием и стоит особняком среди русских композиторов, которым больше свойственны грусть, мечтательность и ностальгия.

– Как вы относитесь к тому, что многие исполнители, в том числе выступавшие в Ульяновске с сольными концертами, не выучивают музыкальные произведения наизусть, а играют их по нотам?

– Сам я никогда не играл сольные концерты по нотам. Даже в условиях цейтнота. Однажды у меня был всего 21 день, чтобы выучить каприччио Михаила Плетнева, и в конце концов я играл его наизусть. С другой стороны… Если игра по нотам не занижает самооценку исполнителя, то ничего неэтичного я в этом не нахожу… По нотам в последние годы жизни играл Святослав Рихтер, так что судить об этом я не буду. Если человек держит в памяти огромное количество произведений, я не вижу особого криминала в том, что он что-то сыграет с листа.

– Ну если посмотреть на современную эстраду, там вообще почти все просто открывают рот под «фанеру»…

– Это вещи настолько несравнимые, что воспринимать такую аналогию можно лишь как шутку…

– Вы впервые в Ульяновске?

– Я в Ульяновске впервые. Это своего рода парадокс, поскольку здесь замечательный оркестр. Я успел посетить Дом-музей Ленина, встретил прекрасных увлеченных людей, которые там работают.

– Только что закончилась ваша репетиция с ульяновским оркестром. С какими чувствами вы с нее вышли?

– Оркестр вживую я услышал впервые и убедился, что играют музыканты очень хорошо. Чувствуется не просто добросовестная, но и по-настоящему творческая работа. В общем, могу сказать лишь самые лестные слова и в адрес оркестра, и в адрес Ильи Дербилова. Подготовились прекрасно – эту музыку они и знают, и чувствуют…

– Одна репетиция – это не мало?

– Конечно, две репетиции – лучше, чем одна. Но у меня очень плотный график, особенно в сентябре. За весь сентябрь я в России пробуду не более пяти дней. Но с таким оркестром, с такой высокой степенью подготовки одна репетиция вполне нормально. Я после одной репетиции нередко играл с английскими оркестрами. А вот с американскими – всегда по две репетиции.

– Где вы еще планируете выступить до конца года?

– Завтра в середине дня я уже репетирую в Париже. Еще в сентябре будет Ереван, в октябре – Баку, а еще Брюссель, Монако, Вильнюс, Цюрих, естественно, Москва и Петербург, в ноябре – Лондон, Сеул, Пхенчхан, Лиссабон, Саарбрюккен, Нижний Новгород… Всего я точно не помню.

– Вы считаете себя человеком мира?

– Знаете, есть родное, а есть и чужое – тут важно не то, где ты находишься, а что ты при этом ощущаешь. Чужое может быть замечательным, а родное ужасным, но при этом оно не перестает быть родным. Я русский человек, и у меня есть только одно место жительства…

Василий Залесский, фото автора