ONLINE Газета
для семейного чтения

Воскресенье 16 Декабря 2018

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Культурное беспамятство

Автор: Редакция
Дата: 14 February 2018
Просмотров: 191

Начальник Управления по охране объектов культурного наследия региона Шарпудин Хаутиев предлагает к реализации проект «Историческая недвижимость Ульяновской области» в рамках частно-государственного партнерства. Что стоит за этим?

            Ни хлеба, ни зрелищ

            Нельзя не согласиться с мнением чиновника, когда он говорит, что одной из основных проблем в сохранении объектов культурного наследия является отсутствие собственников, владельцев таких объектов либо отсутствие средств на содержание и ремонт. Цель у проекта благородная – «найти новых владельцев историческим зданиям (усадьбам, купеческим и крестьянским домам) на территории Ульяновской области и совместными силами их сохранить».  

            К проекту мы обязательно вернемся. А сейчас хотелось бы сказать, что надо обещанное выполнять, а начатое доводить до конца. Нам предлагается очередной проект. А в самом центре Ульяновска, над крутым обрывом стоит областная филармония. Этот объект культурного наследия мог бы стать жемчужиной в ожерелье себе подобных. Но подойдите ближе и вы ужаснетесь: здание напоминает рухлядь, которую выбросили на помойку. Не будем упоминать чиновников от культуры, на совести которых это здание – о них отдельный разговор.

            Но разве не знают в Управлении, что здание филармонии не ремонтировали со дня его постройки, а это больше сотни лет. Что обещаниям заняться наконец вплотную этим «объектом № 1» несть числа. Не получится ли так, что в ожидании обещанного ремонта филармония либо рухнет с обрыва, над которым стоит, либо развалится на глазах, что, собственно, мы сейчас и наблюдаем.

            Стыда у нас нет. Сколько лет, опять же, в самом центре города стоит скромненько прикрытый маскировочной сеткой еще один ОКН – магазин Юргенса. К вопросу о нем вернулись только после того, как в этом месте по неизвестной причине заполыхал пожар. Поражает странная логика власть предержащих: «Мы ничего сделать не можем, это частная собственность». Словно частник живет на другой планете и наши законы ему не указ: жги, круши, ломай, стирай в порошок. Мое, что хочу, то и делаю! Вот и полыхают в старой части города время от времени пожары, в огне которых гибнет наше бесценное прошлое.

            Так может не «планов громадьем» заниматься, то есть всем и ничем, а спасать то, что еще можно спасти? Другое дело – зачем? Лучше отмолчаться, как бы тебя ни клеймили и сколько бы критических стрел в тебя ни метали. А «прижмут» докучливые журналисты, высказать свое мнение в соотношении с ситуацией данного момента, как это было, например, со строительством дома на территории Государственного историко-мемориального музея-заповедника «Родина В.И. Ленина» и незаконным сносом дома купчихи А.М. Тельновой на улице Железной дивизии.

            Руководители Музея-заповедника и регионального Управления Росреестра неоднократно ставили администрацию города в известность о том, что на улице Льва Толстого, 65 идет строительство многоквартирного дома. КУГИ Ульяновска даже ухом не повел. Зато городская администрация продлила срок разрешения на строительство дома. А уж сколько шуму-то было! Даже прокуратура вмешивалась. Между тем строительство в заповедной зоне идет, а про снесенный дом купчихи А.М. Тельновой уже стали забывать. Штраф в 50 тысяч рублей? Тьфу на него! На его месте запланировано новое строительство. Будет ли это «свечка» в 30 этажей или что-то другое, нам неведомо. При этом Шарпудин Хаутиев, цитируем, обозначил свою позицию так: «Озабоченность судьбой всего архитектурного ансамбля, которая звучит в средствах массовой информации, не имеет серьезных оснований. Существуют требования регламента и постановление правительства Ульяновской области, где четко прописаны и допустимая этажность и тип застройки. В этих заявлениях есть только эмоции, в основе которых нет фактов». Во как! Получается, что проблема одна, а ответов по ней может быть много и все как будто правильные. Удобно, ничего не скажешь.

           

            Такой Минаев нам не нужен?

 

            Но вот ведь какое дело. Сложилась такая ситуация, когда и что имеем не храним, и потерявши не плачем. Взять хотя бы объект культурного наследия «Дом Минаева» на одноименной улице. Ему в очередной раз посвятила свое заседание комиссия Общественной палаты региона по вопросам развития культуры и сохранения духовного наследия. По словам председателя профильной комиссии палаты Юлии Володиной, проблему по Дому Минаева обозначили еще в 2012 году. Уже тогда он нуждался в коренной реконструкции. Годы ему молодости не прибавили.

            В прошлом году наметились было перемены. Городская администрация передала Дом Минаева в пользование Ульяновской областной общественной организации «Объединение офицеров «Защита», которая планировала к концу года открыть здесь музей воинской славы «От Симбирска до Ульяновска». Договор предусматривал, что офицеры проведут на объекте ремонт. Что понимается под этим словом, пояснил Шарпудин Хаутиев: это ремонт фундамента, стен, перекрытий, кровли, дверных и оконных блоков, осушение подвала. Офицеры при здравом рассуждении пришли к выводу, что легче и дешевле построить или купить новый дом. Договор приказал долго жить.

            Не будем гадать на кофейной гуще, но это прекрасная иллюстрация к тому, что надо ждать от реализации проекта «Историческая недвижимость Ульяновской области» в части поиска новых владельцев историческим зданиям. Если у купеческих и крестьянских домов и усадеб до сих пор нет хозяев, то откуда, спрашивается, им взяться теперь, когда они все больше и больше превращаются в руины. В равной степени не до конца понятно, как можно, цитируем, «создать будущим собственникам максимальные условия для современного использования объектов культурного наследия»? Вопрос к начальнику Управления, и не только к нему. Давайте смотреть на вещи трезво. Понятно, что ситуация требует решения. Однако она требовала такого же решения и 10, и 20, и 30 лет назад... С той лишь разницей, что тогда на ее решение денег требовалось гораздо меньше. Где же их взять теперь?

            Но вернемся к Дому Минаева. Сегодня он находится в оперативном управлении Централизованной библиотечной системы (вот уж нашли богачей!). Техпаспорт дома имеется и земля под ним оформлена. Еще бы хорошего хозяина найти. Но это вряд ли. Здесь нельзя не согласиться с Шарпудином Хаутиевым, когда он резко заявляет: «Дом Минаева является объектом культурного наследия регионального значения. Сегодня наша главная задача – прекратить практику передачи дома из рук в руки, причем непрофильным организациям, и разработать концепцию его использования на благо жителей Ульяновска». Только вот не получится ли так, что пока занимаемся бумаготворчеством, спасать уже будет нечего. Денег-то на его восстановление нет, в бюджет 2018 года их не закладывали, а меценатов что-то не видно. Так что чиновник с высказыванием «немного опоздал».

            Черту под бурным обсуждением подвела Юлия Володина: «Дом-музей Дмитрия Минаева непременно нужно сохранить. Общественная палата сделает все от нее зависящее для решения этой задачи. Будем держать тему на отдельном контроле и обязательно вернемся к ее обсуждению в будущем». Если по правде, то очень хочется, чтобы дом выжил.

 

            Погребальный звон

           

            Вернемся к делам нашим скорбным. Вопросов много, ответов практически нет. И, судя по позиции Управления, в ближайшем будущем не ожидается. Хотя страсть как хотелось бы знать, каким же все-таки образом будет реализован проект «Историческая недвижимость Ульяновской области»? Как, например, привлечь внимание к церкви Михаила Архангела в селе Большая Кандала Старомайнского района? (См. фото.) Как и кто «довел ее до жизни такой»? Что за необходимость говорить о ней как об объекте культурного наследия, когда от церкви, как и от десятков ей подобных, рассыпанным по территории нашего края, остались только руины?

            Закон предписывает возложение обязанностей по охране ОКН на муниципальные образования. Он появился не вчера. И непонятно, что мешало местным властям принять на себя такое обязательство, а не доводить объекты, что называется, до ручки? Отсутствие денег? Но только ли оно? Храм в Прислонихе безжалостное пламя пожара уничтожило в несколько минут. Приехавшим пожарным осталось лишь заливать головешки. Мы лишились бесценного во всех отношениях памятника. А виноватым оказался придурковатый местный житель. И больше никто. Разве не знали об этом в Управлении? Повторяю, вопрос о других, это тема отдельного разговора. Или там не знают о гибнущей усадьбе в райцентре Тереньга, хозяйкой которой была знаменитая Перси-Френч? С таким подходом к сохранности наших ОКН мы их не сбережем, даже если захотим. А пока, похоже, хотим не очень.

            Никто не станет отрицать, что проблема огромная. Только силами Управления этот воз с места не сдвинуть. Но и сидеть сложа руки не гоже. Взять хотя бы памятники религиозного значения, попросту недействующие храмы. Их в регионе более 200 и около 80% являются бесхозными. Удивительно ли после этого, что на территории многих из них устраиваются попойки, имеют место поджоги, обитают сомнительные личности и кое-где пасется домашний скот. Как это было, например, в селе Вороновка Базарносызганского района. Здесь только после вмешательства прокуратуры памятник истории и культуры регионального значения «Церковь в честь Тихвинской иконы Божьей Матери» 1817 года постройки администрация поселения обнесла ограждением и погрозила пальчиком местным жителям: «Ай-яй-яй, не пасите скотинку в храме Божием!».
            И это только единичные примеры. Гораздо хуже, когда храмы, чаще всего уже полуразвалившиеся, не стоят на балансе, не имеют своего прихода и являются, как мы говорим, бесхозными. Таковыми, судя по всему, им и суждено остаться.

            Единого мнения о том, как решить проблему, с чего начинать и в каком направлении двигаться, сегодня нет – сплошная разноголосица или равнодушное молчание. Если же брать культовые объекты, то представители РПЦ, например, предлагают привлекать к решению проблемы восстановления храмов самую широкую общественность. А еще школы, училища, техникумы, вузы… Формировать отряды волонтеров и трудовые десанты. Ох, как трудно будет это делать. Но иных мнений пока не прозвучало. Значит, предложение надо принимать.