ONLINE Газета
для семейного чтения

Понедельник 20 Мая 2019

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Константин Николаев: «Я за песни денег не беру…»

Автор: Редакция
Дата: 05 March 2019
Просмотров: 151

Человек должен быть ценен сам по себе, а не как средство достижения какой-то цели

Утром 2 февраля не стало Константина Николаева, известного исполнителя авторской песни, лауреата фестиваля имени Валерия Грушина, человека, любимого всеми, кто его знал. Да, его любили все, несмотря на то, что он никогда не делал ничего, чтобы просто кому-то понравиться или кому-то угодить. Он всегда поступал так, как считал правильным, как подсказывали ему его совесть и представления о жизни. Воспитывал сначала детей, потом внуков, работал, пел, мечтал, до последнего дня строил планы на будущее. Смерть ходила за ним по пятам полтора десятилетия, и врачи удивлялись, как может его больное сердце биться так долго. А он не давал себе никаких послаблений, продолжая жить полной жизнью и работать, сетуя временами лишь на то, что никак не научится жить на одну только пенсию по инвалидности. Пару лет назад он выступил на одном официальном мероприятии и, когда ему предложили за это заплатить, твердо сказал: «Я за песни денег не беру».

Он абсолютно не жаждал славы, он был самодостаточным и очень счастливым человеком, поскольку судьба наградила его прекрасной семьей и многочисленными друзьями. Он неохотно делал какие-то публичные высказывания, но однажды после настоятельных просьб все-таки дал интервью.

Погружение в лучший мир

– Константин, почему для тебя, радиотехника по образованию, главными делами в жизни стали строительство и песня?

– Человек учится всю жизнь, и далеко не всегда и не для всех специальность по диплому становится профессией. Как-то так получилось, что на приборостроительном заводе, куда я пришел после вуза, вскоре не сошелся во взглядах на работу и зарплату с начальником цеха. И ушел работать в Центр детско-юношеского туризма. Думаю, что сама судьба подталкивает людей к тому, чего они действительно хотят от жизни. А гитара, песни и походы – это то, чем я занимался еще со школы, что мне всегда нравилось и продолжает нравиться до сих пор. Я еще в 1974 году начал заниматься в кружке детского туризма Дворца пионеров, с двенадцати лет ходил в походы по области. Вообще, туризм и судьбу-то в целом определил. Даже со своей суженой, Татьяной, я встретился в 1980 году в походе на Кавказе.

– А песня – неотъемлемая часть туризма?

– Если говорить о настоящем туризме, а не о круизах и путешествиях по курортам, то несомненно. И неважно, какой это поход – горный, водный или просто выход на природу с группой товарищей. Это погружение в иной мир, более добрый, более гармоничный, более духовный, чем повседневная жизнь. Туризм определил и выбор музыкального инструмента. Пианино в лес или в горы с собой не потащишь…  Да мы еще в школе создали классный квартет. Классный в том смысле, что в его составе были мои одноклассники.

– Тогда была другая эпоха, другая страна. И условия для духовного воспитания были. А что сейчас? Ведь тебя это должно интересовать как отца троих детей, как деда…

– Это, конечно, парадокс, но когда в стране главенствовала коммунистическая, насквозь материалистическая идеология, в обществе больше ценилось наличие в человеке духовного начала. И песни бардов хоть и стояли особняком от официальной культуры, не выбивались из общепринятой системы ценностей. Да и само общество было устроено в интересах человека. По крайней мере, детей рожать не боялись. Не было страха за их будущее.

– А у тебя все трое детей при социализме родились?

– Если считать, что социализм у нас закончился в 1993-м, после разгона Верховного Совета, то да.

Экология души

– А представь себе, что тебе сейчас не за полтинник, а лет двадцать и можно начать жить заново. Ты бы решился на такую же многодетность?

– Дети – это прекрасно, и я счастлив, что они у меня есть. Так что, надеюсь, что да, решился бы. С тем, чтобы прокормить детей, и сейчас в России особой проблемы нет, если у родителей есть руки и голова. Проблема в том, чтобы дать им образование, поскольку это стало довольно дорого. Но не это главное. Есть такое понятие – экология души, а с этим в современном обществе огромная проблема. Информационное пространство загрязнено пропагандой рвачества, насилия, индивидуализма и прочих пороков. И оградить детей от этого невозможно, поскольку все находится в открытом доступе. Все эти пометки «12+» или «16+» никого ни от чего не ограждают. Если человек уже как-то сформировался, у него есть фильтры, защищающие разум и душу. И задача современного воспитания не в том, чтобы изолировать детей от мира, полного пороков и соблазнов, а в том, чтобы помочь им такие фильтры обрести.

– То есть современную массовую культуру ты воспринимаешь как разносчика психических заболеваний?

– Ну не надо ничего возводить в абсолют. Информационное поле сейчас настолько обширно и разнообразно, что нам когда-то и не снилось. Но, к сожалению, школа сейчас не учит отличать доброе от дурного. И большинство нынешних родителей этого детям не объясняют, потому что сами воспитывались в таких же условиях. Уже и власть начала понимать, что образование, где не прививаются духовные ценности, – это путь в никуда. Но не поздновато ли? Выросло целое поколение, которое мало что знает, кроме навязанного рекламой призыва брать от жизни все.

– За внуков не страшно?

– За своих – нет, не страшно. Их родителей мы с Татьяной воспитывали и, надеюсь, дали им достаточно, чтобы они и своих детей не потеряли. Но вызывает огромное сожаление, что в России разрушено то, что, собственно, и делало наше общество сильным и гармоничным. Систему советского образования приняли Китай и многие другие страны. Может быть, и я на это очень надеюсь, что и наша страна к ней когда-нибудь вернется. Иначе нельзя. По последним опросам, тридцать пять процентов россиян за всю жизнь не прочитали ни одной книги. Восемьдесят процентов родителей не читают детям книг, откуда у них может привиться вкус к чтению? А ведь книги ничто не заменит – ни кино, ни лазанье по Интернету.

Человек – не средство, а цель

– Сейчас ты занимаешься строительством. А как же песня? Сейчас-то она строить и жить помогает?

– Нашу песню не задушишь, не убьешь. На работе, как, наверное, и у всех в наше время, бывают сложные моменты, нервотрепка, неожиданные и ожидаемые проблемы. Выходить из таких ситуаций гораздо легче, когда удается сохранить хоть какое-то душевное равновесие. И оно приходит, стоит только сесть на кухне с гитарой да и «промурлыкать» что-нибудь старое доброе из Окуджавы или Визбора. В лес сходишь – и все хорошо. С друзьями встретишься – и все хорошо. Это своеобразная самонастройка психики и души. И бывает жаль людей, которым такие средства недоступны.

– А если песня помогает, то что мешает жить и строить?

– Ясности нет! По-моему, государство само уже запуталось в тех порядках, что установило в реальной экономике. Мешает то, что эти порядки постоянно меняются, причем усмотреть логику в таких переменах часто очень сложно. Раньше на строительные работы нужна была лицензия. Сейчас ее отменили, но ввели обязательное членство строительных фирм в саморегулируемых организациях. Что эта организация регулирует и за что она отвечает – мне лично совершенно непонятно. Непонятна и система госконтрактов. Созданы такие условия, что тендеры выигрывают фирмы, не имеющие к строительству никакого отношения, у которых из оборудования – стол, стул и компьютер, а в штате – лишь директор и бухгалтер. Они потом привлекают субподрядчиков и значительную часть стоимости работ оставляют в собственных карманах. По сути, они перепродают выигранные тендеры. В экономике у нас сильна паразитическая прослойка, а от этого страдают не только малый и средний бизнес, но и вся страна. И как-то трудно поверить в то, что наверху об этом не знают.

– А не было мыслей посвятить себя артистической карьере? Ведь тебя все равно приглашают с концертами, в том числе и в другие города.

– Если сделать профессией то, чего требует душа, то рискуешь потерять свободу самовыражения. А зачем мне это надо?

– Что бы ты посоветовал родному государству, если бы надеялся, что тебя услышат и постараются понять?

– Я думаю, что каждый человек – сам себе государство. Это страна у нас одна на всех. А самое важное для человека – жить в гармонии с собой и не превращаться в функцию, в некий механизм, существующий для выполнения некой конкретной задачи. А у нас в последнее время стало модным понятие «человеческий капитал». Так вот, человек не должен быть капиталом, человек должен быть ценен сам по себе, а не как средство достижения какой-то цели.

Сергей Юрьев, фото автора