ONLINE Газета
для семейного чтения

Четверг 21 Марта 2019

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

И дольше века дом стоит

Автор: Редакция
Дата: 11 March 2019
Просмотров: 60

Если жители дома № 33 по улице Школьной в селе Анненково Лесное Майнского района захотят отремонтировать свой дом и что-то изменить в его внешнем облике, им нужно поторопиться. Потому что скоро это здание включат в Реестр объектов культурного наследия. И главным обременением для хозяина, по словам начальника Управления по охране объектов культурного наследия Ульяновской области Шарпудина Хаутиева, станет требование не изменять внешнего облика. Если забор палисадника деревянный, он и должен остаться деревянным. Если кровля железная, ничем другим ее покрыть будет нельзя.

Андрей Школьный, фото автора

– Были случаи и в области, и в Ульяновске, – говорит Шарпудин Маулиевич, – когда собственники нарушали это требование, и нам приходилось вмешиваться. Например, на улице Ленина в Ульяновске один из частников решил обшить дом профлистом. Но оказался адекватным – в досудебном порядке мы с ним решили все вопросы, он даже советовался потом с нами, как лучше сделать. Недавно внук художника Пластова звонил. Рассказал, что на родине деда городская жительница купила дом, обнесла земельный участок забором из синего профлиста. Территорию Прислонихи государство признало Музеем-заповедником «Родина Пластова», где прописаны требования по ограничению использования строительных материалов. Деревянный забор допустим. Но собственник профлист убирать не хочет, поэтому идет суд с ней.

Не до строек

Но ни 88-летняя Александра Копылова, ни ее 55-летняя дочь, ни их одинокая соседка ничего глобального делать с домом в Анненкове не собираются. У женщин просто нет на это ни сил, ни средств. А о том, что дом скоро попадет в какой-то реестр, они даже не догадываются. И не представляют, что это такое.

– Я в этом доме родилась, – заявляет Александра Александровна, полагая, видимо, что кто-то претендует на ее жилище, – в нем и помру!

Родовое гнездо

Этому дому на улице Школьной больше ста двадцати лет. А строил его прадед Александры Копыловой, в девичестве Никишиной. И все в Анненкове знают, что это – родовой дом Никишиных.

– Папа рассказывал, – вспоминает престарелая хозяйка, – что прадед строился, когда мимо шла дорога. И щебенку под дом брали оттуда.

«Шла дорога» – это строительство железной дороги в конце XIX века. А «щебенку под дом» – это, собственно, щебенка на фундамент.

Поделили

После Великой Отечественной дом разделили на две половины с разными входами – семье нужно было разделиться.

– У меня было три брата, – рассказывает Александра Копылова. – Все трое, и отец тоже, ушли на войну. Один брат без вести пропал, остальные все с войны вернулись. Сергей без руки, Дмитрий в ногу раненный. Сели как-то ужинать, папа и говорит им: «Вы теперь взрослые. Отслужили. Пора семьями заниматься. Отдаю вам половину дома – решайте, кто жить будет, кто строиться». Дмитрий и решил: «Сергей без руки, какая ему стройка? Пусть живет». Ну, Сергей женился, стал там жить. Да только умер рано, а жене его, как потом выяснилось, каменный дом не нравился никогда. И она тайком от нас его продала. Нет бы нам предложить, может, мы бы выкупили.

Соседи

С тех пор во второй половине поменялось немало жильцов. Квартира несколько раз продавалась. Была в собственности у колхоза. Потом снова у частников. Александра Копылова вспоминает, как одно время здесь жила женщина, торговавшая спиртом.

– Вот мы натерпелись! – сетует она. – День и ночь покоя не было – стучали-то не только к ней. А сейчас хорошая соседка у нас, спокойная, мы радуемся.

«Мы» – это Александра Александровна и ее взрослая дочь-инвалид Надежда. Мужчин Никишиных-Копыловых в доме не осталось. Приезжают в гости дети и внуки – с дровами помогают, снег чистят, гостят в Анненкове. Возвращаться навсегда, полагает женщина, вряд ли кто захочет.

– Это раньше, – говорит она, – село большое было. Дом на доме! Наша улица еще как-то сохранилась. А вон Солдатский Порядок вымер весь. И дома изломали.

Александр Федорович, отец Александры Копыловой, всю жизнь проработал конюхом. Его отец и дед тоже всегда имели дело с лошадьми.

– Нищими были, – рассказывает женщина. – Ямщину гоняли. Надо кому что отвезти, подряжались, лошадей запрягали и ехали. Тем и жили.

Тем удивительнее тот факт, что небогатому крестьянину удалось построить такой капитальный кирпичный дом. Надежный и теплый.

– Раз в сутки в любой мороз топлю, и тепло, – подтверждает Александра Александровна.

Именно как «Дом крестьянский» будет внесен никишинский дом в Реестр объектов культурного наследия.

Между тем в Анненкове есть еще несколько довольно старых, может, даже старше никишинского, зданий. Добротных и надежных. Может быть, крестьяне здесь были все-таки зажиточные?