ONLINE Газета
для семейного чтения

Вторник 29 Сентября 2020

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Граф Владимир Орлов-Давыдов

Автор: Редакция
Дата: 17 Январь 2018
Просмотров: 584

Любовь не купишь ни за какое богатство. А к людям богатым в Российской империи относились по меньшей мере настороженно. Но, хотя и редко, случалось так, что богача, баловня фортуны окружала всеобщая любовь. Так было с симбирским губернатором графом Владимиром Орловым-Давыдовым. Самый молодой и самый богатый из дореволюционных начальников нашей губернии, он вполне заслуживает титула самого любимого симбирского губернатора.

Среди участников дворцового переворота 1762 года, приведшего к власти императрицу Екатерину II, выделялась пятерка молодых силачей, гвардейских офицеров братьев Орловых – фаворит императрицы Григорий (1734 – 1783), Иван (1733 – 1791), Алексей (1737 – 1808), Федор (1741 – 1796) и Владимир (1743 – 1831) Григорьевичи. Екатерина жаловала своих любимцев графским титулом, должностями, чинами и имениями – в том числе на Средней Волге, в пределах будущей Симбирской губернии.

Младший брат В.Г. Орлов стал директором Российской академии наук. Хотя граф считался человеком не очень образованным – в частности, не знал латыни, этого языка науки своей поры, он оказался талантливым руководителем, немало способствовавшим возрастанию российской науки.

Единственный сын Владимира Григорьевича – единственный продолжатель всего графского рода – граф Григорий Орлов (1777 – 1826) умер бездетным. Его сестра Наталья Владимировна (1782 – 1819) наследовала и имение, и графский титул, который по существующему порядку, чтобы не угасал дворянский род, она передала мужу Петру Давыдову (1782 – 1842). Так в России появились графы Орловы-Давыдовы.

У сына Наталии и Петра, графа Владимира Давыдова и его супруги Ольги Ивановны, урожденной княгини Барятинской, 180 лет тому назад, в ноябре 1837 года родились сыновья-близнецы, Анатолий и Владимир. Внешне очень похожие, братья росли, воспитывались и служили вместе – в тяжелой кавалерии, гвардейском Кавалергардском полку, куда попадали не просто отпрыски богатых и знаменитых, но – самых богатых. В пору Крымской войны 1853 – 1856 годов братья-кавалергарды охраняли побережье близ Санкт-Петербурга от возможных английских десантов.

После окончания несчастливой войны, в июле – сентябре 1856 года кавалергарды командировались в Москву для участия в коронационных торжествах нового императора Александра II. Он вошел в историю как Царь-реформатор, Царь-освободитель, решившийся наконец сбросить с большинства населения Российской империи унизительное ярмо крепостного права.

Но прежде надо было развязаться с еще одной войной – длившейся более четырех десятилетий войной на Кавказе. С 1834 года племенами горцев командовал легендарный и харизматичный имам Шамиль. Четверть века длилась отчаянная партизанская война, но при подавляющем неравенстве сил и ресурсов, в пользу россиян, все однажды должно было прийти к финалу. В августе 1859 года Шамиль был обложен в своей ставке, горном ауле Гуниб, и вынужден был сдаться.

Когда предводитель горцев показался перед главнокомандующим генерал-фельдмаршалом князем Александром Ивановичем Барятинским, простые солдаты приветствовали его общим криком «Ура!»: таково было уважение к Шамилю по обе стороны фронта. Участником этой сцены, ее не последним персонажем, непременно запечатленным на множестве картин, гравюр и даже на конфетных обертках, являлись графы Орловы-Давыдовы. Владимир и Анатолий состояли адъютантами при главнокомандующем, приходившимся им родным дядей.

Прославленный российский государственный деятель, министр финансов граф С.Ю. Витте, в молодости лично знавший графа В.В. Орлова-Давыдова, писал в своих воспоминаниях: «…Адъютантами фельдмаршала Барятинского были … оба графа Орловы-Давыдовы, молодые люди из петербургской гвардейской золотой молодежи… Они чрезвычайно украшали балы. Впрочем, в то время в Тифлисе было много молодых людей, приезжавших сюда из России для спорта: одни поступали на военную службу, желая испробовать ощущения войны, другие поступали на гражданскую службу, имея в виду, что жизнь на Кавказе вообще была очень веселая».

Племянники главнокомандующего, безусловно, были «обречены» на успех, на ордена и звания, которые и сыпались на Владимира Владимировича: ордена Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом, Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом, Крест, установленным в память покорения Кавказа, серебряная медалью за покорение Чечни и Дагестана в 1857-м и 1859 годах.

Между тем, несмотря на пленение Шамиля, война продолжалась, и горцы по-прежнему огрызались, засев в укрепленных аулах, и с обеих сторон продолжала литься кровь. Слышать, как гибнут люди, срывая все удовольствия жизни в глубоком тылу – значит жить бессовестно и бесчестно. И граф Владимир Владимирович стал проситься на передовую, в отряды, направлявшиеся на выполнение конкретных и небезопасных боевых заданий.

27 сентября 1860 года, при взятии штурмом аула Беной, капитан граф В.В. Орлов-Давыдов был тяжело «ранен ружейною неприятельскою пулею в левое бедро, с повреждением мышцы». Три месяца граф провел на койке в Хасав-Юртовском военном госпитале и еще четыре – в отпуске по болезни. С тех пор проблемы со здоровьем не оставят его до самого конца недолгой жизни.

Он продолжал исполнять должность адъютанта генерал-фельдмаршала князя А.И. Барятинского, а с начала 1863 года служил подполковником в Кабардинском пехотном полку, одном из самых прославленных за годы Кавказской войны подразделений Российской армии.

1 января 1864 года император Александр II назначил графа В.В. Орлова-Давыдова своим флигель-адъютантом – это военно-придворное звание соответствовало армейскому полковнику. Когда-то на поле боя флигель-адъютанты развозили приказы по войскам, когда битвой командовал лично император. Но со временем военные стали требоваться империи и для вполне мирной жизни – даже во главе Святейшего Синода, случалось, оказывались генералы.

Чин генерал-майора графу Владимиру Владимировичу был присвоен 6 декабря 1866 года – и в тот же самый день он был назначен симбирским губернатором. Губернский город все еще оправлялся после пожара 1864 года, а симбирское дворянство приходило в себя после крестьянской реформы 1861 года. Герой Кавказской войны, наследник самого большого имения в симбирских пределах, граф должен был потрафить всем, и он действительно оказался «на своем месте».

150 лет тому назад, в январе 1867 года, граф Владимир Владимирович приступил к исполнению своих губернаторских обязанностей. С самого начала службы в Симбирске граф В.В. Орлов-Давыдов стал уделять самое пристальное внимание благоустройству губернского города. Так, 6 марта 1867 года городской голова Александр Иванович Зотов доложил присутствию Симбирской городской думы, «что Его Сиятельство Г. Начальник Губернии, рассуждая об улучшении города, словесно приказал ему… сделать известным лицам, желающим принять на себя подряды, именно: устройство водопровода, осветить некоторые улицы газом и устроить предполагаемый рельсовый путь от пристани реки Волги в гору высотою до 70 сажен».

Симбирск стал одним из первых российских городов – считается, что сразу за столичными Санкт-Петербургом и Москвой, в котором появился собственный водопровод как сложная гидротехническая система. По отзыву замечательного симбирского краеведа Павла Любимовича Мартынова, «устройством водопровода г. Симбирск обязан губернатору, графу В.В. Орлову-Давыдову. Благодаря его заботам, одна из самых насущных потребностей для Симбирска наконец-таки получила осуществление. Прежде всего, был образован отдельный капитал, достаточный для исполнения этого предприятия; в 1867 году отчислено, из сумм государственного казначейства, 35.000 руб. и по Высочайше утвержденному 7 июля 1868 года положению комитета Министров, 40.232 руб. 54 коп., оставшиеся от суммы, пожертвованной для раздачи лицам, пострадавшим в пожар 1864 года, обращены были на устройство водопровода».

В июне 1867 года граф В.В. Орлов-Давыдов совершил объезд Симбирской губернии. «Для торговли мясом нужно очистить площадь от столов, – отмечал губернатор по осмотре г. Алатыря, – расставленных в беспорядке для мелочной торговли. Для этого следует предложить торговцам или выстроить для себя лавочки по одному образцу или построить их на городские средства и отдавать из оброка, и во всяком случае не дозволять пользоваться городскими местами без платежа оброка…».

Ревизуя 3-ю полицейскую часть в г. Симбирске, губернатор писал: «Часть помещается в городском здании на берегу Волги. Здание очень ветхое. Дождь проливает сквозь крышу и потолки. В казармах потолки угрожают падением. Каланчу шатает от ветра. Зимою холод бывает невыносимый во всех помещениях, чего и следует ожидать по ветхости неремонтируемого здания. Губернскому правлению следует принять меры к устройству нового помещения 3-й части».

И такое вот наблюдение российской действительности, из разряда «на все времена»: «При проезде из Кандарати в Карсун лежащие тут мосты находились в жалком виде, без всякого сомнения, потому что не ожидали в этот день проезда. При возвратном же проезде, через день, мосты были исправлены. Этот случай обнаруживает, что, к сожалению, исправления дорог делаются большею частью перед проездом начальников».

Энергично взявшись за труды, Владимир Владимирович не рассчитал своих сил. К концу 1867 года он серьезно заболел, и хворь много месяцев не отпускала его. Чтобы поправить здоровье, граф стал ходатайствовать о длительном заграничном отпуске. Но ему пришлось еще задержаться в симбирских пределах, куда в мае 1868 года планировали нанести визиты сразу два великих князя – сыновья императора Александра II, братья будущего императора Александра III.

18 мая 1868 года Симбирск посетил великий князь Владимир Александрович (1847 – 1909). Впоследствии, командуя войсками Санкт-Петербургского военного округа, он отдал приказ о стрельбе по мирной манифестации в день Кровавого воскресенья 9 января 1905 года. По рапорту графа В.В. Орлова-Давыдова, член императорской фамилии «присутствовал на бегах рысистых лошадей, где изволил удостоить принять под свое покровительство Симбирское общество охотников коннаго бега по просьбе его членов. Его Высочество выражал чрезвычайное удовольствие при виде восторга, с которым всюду его встречали и принимали».

19-20 мая в селе Ундоры Симбирского уезда останавливался, отмечая именины, великий князь Алексей Александрович (1850 – 1908), впоследствии главнокомандующий Российским военным флотом, на которого по справедливости возлагали ответственность за разгром российской эскадры у Порт-Артура в Русско-японскую войну 1904-1905 годов. Граф В.В. Орлов-Давыдов рапортовал: «Многие из должностных и частных лиц желали туда отправиться, но я их отговорил…, ввиду сообщенного мне желания Его Высочества провести день своего ангела в совершенном спокойствии. Тысячи крестьян, окружавшие Великого князя, без всякого вмешательства власти сохранили полнейший порядок, не подали ни одного прошения, и между ними не нашлось ни одного пьяного человека, несмотря на праздничный день».

28 мая 1868 года граф В.В. Орлов-Давыдов отбыл из Симбирска в четырехмесячный отпуск в Россию и заграницу. На прошедшем в тот же день заседании Симбирской городской думы гласные «имели суждение о том, что город наш в течение минувшего 1867 года и половины текущего 1868 года от производимых построек значительно улучшился никаких важных происшествий не было, а в особенности случаев пожара и жители пользуются совершенно тишиной и спокойствием. Все это мы должны отнести к неусыпной заботливости Начальника губернии графа Владимира Владимировича Орлова-Давыдова который обратил свою деятельность как на благоустройство и возобновление города, так и на сохранение безопасности жителей, по этому мы руководимые чувством глубокой благодарности к Графу за такие полезнейшие для города труды его, желали бы навсегда оставить воспоминание о таком деятеле и с этою целью Постановили: предложить ему звание почетного гражданина нашего города и почтительнейше просить не отказаться принять это звание». Единственный раз в истории звание почетного гражданина города Симбирска было присвоено симбирскому губернатору, формально находящемуся при исполнении своей должности.

Четырех месяцев оказалось недостаточно для реабилитации от болезни. 11 октября 1868 года граф В.В. Орлов-Давыдов был уволен по собственному прошению от должности симбирского губернатора. Число дня указа об отставке симбирский почетный гражданин граф В.В. Орлов-Давыдов отметил, пожертвовав губернскому городу 11 тысяч рублей на открытие в Симбирске ремесленного училища «для воспитания детей бедных городских жителей всех сословий». Училище открыли в первую годовщину смерти графа 7 апреля 1871 года, посвятив его памяти основателя.

Граф В.В. Орлов-Давыдов скоропостижно скончался 7 апреля 1870 года на острове Корфу в Греции. Спустя три дня, 10 (22) апреля 1870 года в Симбирске в семье инспектора народных училищ коллежского советника Ильи Николаевича Ульянова родился сын, названный в крещении Владимиром. Надо полагать, что именно в честь безвременно почившего графа…

Иван СИВОПЛЯС