ONLINE Газета
для семейного чтения

Суббота 19 Сентября 2020

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Горячие споры о холодной минералке

Автор: Редакция
Дата: 14 Февраль 2018
Просмотров: 386

Жители Ульяновска, те, кому как минимум за 40, хорошо помнят названия знаменитых минеральных вод «Волжанка» и «Симбирка». Поколение нынешнее слышало об этом в лучшем случае мельком. И дело тут даже не в изобилии новых брендов. Просто в условиях свободного рынка бесплатное снабжение населения водой, похоже, становится делом хлопотным, а главное – нерентабельным. Но тема все же не канула в воду.

Екатерина Пронина

Алексей Преображенский с идеей восстановления скважин с минеральной водой носится давно – во всяком случае, в печатных СМИ его письменные выступления по теме можно было видеть уже в 2005 году. В том числе и в «Дыхании Земли», внештатным автором которого Алексей Николаевич когда-то являлся.

От истоков до забвения

О воде, «которая лечит», тысячи читателей «ДЗ» узнали еще 10 лет тому назад от самого Преображенского, написавшего в частности: «Евгений Михайлович Чучкалов, выдающийся врач, считающийся «отцом» ульяновской минералки, оставил людям прекрасный санаторий в Ундорах и открыл тайну Симбирска-Ульяновска – город расположен на минеральной воде, которая лечит, и вместе с помощниками дал ее горожанам».

Со слов Преображенского, была проведена исследовательская работа, пробы воды несколько раз отправляли в столичный Институт курортологии, где и подтвердили пригодность ее для лечения. Позже состоялось открытие мини-бювета. «Вода «Симбирка» туда подавалась три раза в день, и множество горожан лечились этим природным напитком бесплатно», – делился воспоминаниями Алексей Николаевич.

Больше того, на Новом Венце была построена и оборудована целая питьевая галерея, сейчас здесь находится ресторан «Колизей». Стоит уточнить, что в этом месте скважины не было – трубы тянули от скважины, пробуренной на территории «обкомовской» больницы (вторая областная) на улице Корюкина. О нынешнем ее состоянии мы скажем чуть ниже. Сейчас же хотелось бы напомнить слова Преображенского о свойствах воды: «По своему лечебному статусу минеральная вода сердечникам вроде меньше нужна, чем желудочникам. Хотя не берусь утверждать категорично, но вот на количество холестерина эта вода влияет», – уточнял он в газетной заметке.

Всего, если верить Преображенскому, на территории областного центра было пробурено семь скважин. Так, вода «Симбирка» была доступна на территории профилактория «Автомобилист» на улице Хрустальной (ныне здесь располагается областной кардиологический диспансер); также была скважина и бювет на территории городской больницы № 3 (в том же Железнодорожном районе); даже на территорию Ульяновского автомобильного завода поступала эта вода.

В настоящее время и сами скважины, и трубопровод пребывают в крайне плачевном, если не сказать – мертвом, состоянии. О бесплатной минералке давно забыли.

Но только не Алексей Преображенский. Упорно и последовательно устраивая «ковровые бомбардировки» различных ведомств, главное из которых – областной минздрав, Алексей Николаевич, судя по всему, добился-таки рассмотрения вопроса наверху. Как результат – состоявшееся 8 февраля совещание, посвященное вопросу о возрождении заброшенных скважин.

«Золотые» скважины

Стоит сказать, что тему, не зависимо от Преображенского, поднимал чуть больше года тому назад губернатор Сергей Морозов, случайно увидевший останки бювета на месте бывшей питьевой галереи, что на Новом Венце. Тогда же он поручил проработать вопрос о возможном восстановлении. Однако позже выяснилось, что цена вопроса на сегодняшний день – крайне обременительна для бюджета, а говоря проще, таких денег попросту нет. Вот как высказался на этот счет советник губернатора по экологии Лев Левитас:

– Действительно, Сергей Иванович тогда поручил мне разобраться по этой теме. Причем речь шла не только о «Колизее», который появился на месте питьевой галереи, в поручении перечислялись и другие скважины, в частности киндяковские. Я был на месте, сделал фотографии оголовков скважин, отправил их в ульяновский «Промбурвод». Так вот, одна из этих скважин затампонирована (под тампонированием скважины подразумевают заполнение трещин в горных породах или самой скважины цементным раствором. – Ред.) и восстановлению не подлежит. Вторая выглядит немногим, но все же лучше.

Цифры, которые на совещании привел Лев Левитас, действительно впечатляют. На одни только исследовательские работа (такие как, например, зондирование) по самым скромным прикидкам потребуется 400 тысяч рублей. А ведь, кроме того, нужно будет скважину промывать, производить забор воды, отправлять ее на исследование в лабораторию и т.д. и т.п.

Но куда более впечатляют суммы, которые могут потребоваться на то, чтобы реанимировать скважину и трубопровод на территории больницы на Корюкина. Это, сказал Левитас, выльется в 16 миллионов. Поскольку здесь скважина также затампонирована, и единственный выход – бурить новую. Кроме того, потребуется приобретение и установка нового оборудования, системы насосов, труб. Вот и получается, что романтический настрой почетного гражданина Преображенского (хоть и из самых лучших побуждений) вдребезги разбивается о сухой прагматизм реального состояния вещей.

Не лечит, а калечит?..

И ладно бы только техническими «затыками» ограничивалось решение вопроса. Все гораздо шире, о чем и поведала собравшимся за большим круглым столом главный врач акционерного общества «Санаторий «Итиль» Наталья Емельянцева:

– Допустим, пробурили скважину, а потом выяснилось, что это – лечебная вода. Не слабоминеральная, заметьте, а именно лечебная. И принимать такую воду следует только по показаниям врача. Так о каком свободном доступе может в таком случае идти речь? Не хочу никого пугать, но такая вода может нанести вред, если ее принимать вот так стихийно и опрометчиво. Могут пойти и камни в почках, поскольку содержание железа в такой воде значительно. К примеру, если говорить по воде в нашем санатории, то она – сульфатная, обладает мочегонным и слабительным свойством. И в паспорте нашей воды (который выдает Российский научный центр медицинской реабилитации и курортологии Минздрава России) перечислены все заболевания, которые она может лечить. Все они – хронические. Я и хочу в связи с этим спросить: зачем делать трубопровод в больницу № 3, когда там лежат люди не с хроническими заболеваниями, а с острой патологией, которым эта вода ничего, кроме вреда, не принесет?

В дополнение к этому вновь резонно всплыл меркантильный вопрос. Суть в том, что на воду необходимо будет получить бальнеологическое заключение, в котором четко и подробно будут прописаны все параметры, коих достаточное количество. И все это будет делаться отнюдь не бесплатно, как вы понимаете. Конкретную сумму, разумеется, сейчас не назовет никто, однако, по уверениям Емельянцевой, это серьезные средства.

Чтобы было понятно, взять пробу из скважины – это не ведром водички из колодца зачерпнуть. Простой пример для наглядности. На территории той же третьей городской больницы в Киндяковке вода залегает на глубине 130 метров. Это же целая «Башня на Набережной» в Москве (погуглите, если интересно), только не вверх, а вниз.

Глоток на посошок

Возвращаясь к теме общедоступности воды, стоит понимать тот факт, что  лечебный источник априори не может находиться в свободном доступе. На этом обстоятельстве лишний раз сделал акцент заместитель министра здравоохранения области Андрей Алабин:

– Чтобы оборудовать источник с лечебной водой, при нем придется делать соответствующее учреждение со штатом персонала. Пусть даже это будет всего лишь бальнеологическое отделение, но оно должно быть, и в нем должны работать квалифицированные специалисты, способные дать каждому отдельно взятому больному компетентное показание к применению воды.

Слова чиновника, скорее всего, следует понимать как очередной намек на то, что ни финансов, ни людских резервов на создание подобных учреждений нет.

И еще немаловажный момент. В связи с изменением санитарных норм и требований появилась необходимость разработки проектов и соблюдения условий зон санитарной охраны. Например, в первой зоне первого пояса санитарной охраны предполагается, что в радиусе 50 метров не должно быть не то что построек, но даже столбов, а уж тем более складов, жилых строений и… больниц. Нетрудно догадаться, что ульяновские скважины, вызвавшие столь бурную полемику, этим требованиям, мягко говоря, не отвечают. Тем более что – по тем же санитарным правилам – территория источника должна быть обнесена забором, а свободный доступ туда – запрещен. То есть ни о каком свободном и бесплатном водопое для всех желающих речи быть не может.

Говоря в целом, спор получился горячим и по большей части – мало обнадеживающим для потенциальных потребителей воды. Все же, несмотря на внушительное количество скептических аргументов выступивших, вопрос не был закрыт. Прозвучало предложение следующего свойства: через главу региона поручить главе Центра управления реформами Олегу Асмусу изучить стратегию развития добычи и использования минеральных и лечебных вод на территории города Ульяновска. Дескать, пускай специалисты центра, что называется, просчитают необходимость сего предприятия, подумают о логистике и прочем.

На том и порешили.