ONLINE Газета
для семейного чтения

Суббота 19 Сентября 2020

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Фермерство в квадрате: земля большого риска

Автор: Редакция
Дата: 28 Март 2018
Просмотров: 324

В нынешнем году из федерального бюджета на АПК направят более 240 миллионов рублей. Дойдут ли они по прямому назначению и кому достанутся?     

            С протянутой рукой

            Вопрос далеко не праздный. Не идут из памяти слова председателя НК «Ассоциация фермеров Ульяновской области» Вячеслава Варганова, которые он высказал на региональном сельском сходе: «О ценах на продовольствие говорят все. А вот о ценах на ГСМ, тарифах на газ, электричество, транспорт предпочитают не вспоминать. Как не замечают и сверхприбылей естественных монополий. Где элементарная справедливость?».

            Вячеслав Федорович напомнил, что 10 лет назад фермеры обрабатывали 116 тысяч гектаров, или 15% от общей посевной площади обрабатываемых в регионе земель. В прошлом году она составляла уже 260 тысяч гектаров.

            Индекс физического объема производимой продукции за последние 12 лет вырос в хозяйствах населения на 112%, в сельхозпредприятиях – на 175%, в фермерских хозяйствах – на 848%!

            В ассоциацию на нынешний день входят 500 активно действующих фермеров. Только за последние 5 лет фермерское сообщество региона увеличилось на 200 новых фермерских хозяйств, тогда как в целом по России оно заметно сократилось.

            Казалось бы, цветем и пахнем. Ан нет! Приходится говорить о проблемах. Первое, что беспокоит «главного фермера» региона, это нехватка средств на льготное банковское кредитование. Наступила весна, вот-вот начнутся весенне-полевые работы. Позарез нужны «короткие» кредиты, чтобы купить семена, топливо, удобрения. Тем более что с 1 января 2017 года был изменен порядок субсидирования процентных ставок по кредитам. Отныне бюджетные средства будут перечисляться банкам напрямую, а сельхозпроизводители смогут получать кредиты по ставке не более 5% годовых. Такие меры поддержки распространяются как на краткосрочные, так и на инвестиционные кредиты. Благодать, да и только! Дрались фермеры за такие льготы не один год и выбили их с кулаками и кровью: до федерального центра докричаться ой, как нелегко.

            Докричались. Минул год, пошел второй, а ситуация по-прежнему – упасть и не встать. Лимит субсидий для Ульяновской области в нынешнем году составляет 53,2 миллиона рублей против 84,8 миллиона в году прошлом, то есть на 37% меньше. Между тем заявленная сельхозпроизводителями области потребность в краткосрочных кредитах составляет 1,8 миллиарда рублей. По состоянию на середину марта было рассмотрено и согласовано заявок от 38 заемщиков на 595 миллионов рублей. Не надо быть математиком, чтобы видеть: выделенный региону лимит субсидий не больше чем капля в море.  

            Один на один

            Вторым вопросом, требующим постоянного решения, Вячеслав Варганов считает поддержку фермерских программ. За последние 6 лет она составила 448 миллионов рублей. Гранты вручены 201 новому фермеру, еще 35 грантов предназначены для дальнейшего развития семейных ферм. Участниками программ в прошлом году произведено сельхозпродукции на 740 миллионов рублей. Выплачено 20 миллионов рублей налогов, создано 455 новых постоянных рабочих мест. 

            Налицо результаты социальной эффективности грантовой поддержки. Так, да не так. Есть у этой медали оборотная сторона. Около 50 фермеров – грантополучателей Мелекесского, Старомайнского, Ульяновского, Цильнинского районов не создали ни одного нового постоянного рабочего места. Средняя зарплата в хозяйствах таких грантополучателей составляет 8 600 рублей, что в 2 раза ниже средней в сельском хозяйстве области. Самые низкие зарплаты отмечены в Мелекесском и Новомалыклинском районах – от 2 до 4 тысяч рублей.

            Хотя есть и другие примеры. Скажем, у фермеров Александра Мулянова из Цильнинского района и Сергея Калганова из Новоспасского она составляет свыше 20 тысяч рублей. Они, как видим, четко усвоили, что фермер несет свою нагрузку перед областью и государством. Что зарплата в КФХ должна быть не ниже средней по отрасли в регионе, то есть на уровне от 18 тысяч рублей в месяц. Что при этом должны одновременно в полном объеме уплачиваться налоги и создаваться рабочие места.

            Пока что экономический анализ показывает: до 20 фермерских хозяйств, получивших в разные годы гранты, работают неэффективно, а порой просто стоят на месте. Причины разные. Главные из них – отсутствие профессиональных навыков, неумение из-за отсутствия опыта управлять хозяйством. Все словно забывают, что грант, по образному выражению Вячеслава Варганова, это не халява, а хомут. Таким хозяйственникам нужны мудрые наставники, которые помогут советом, удержат от соблазнов и рискованных шагов.

            Председатель ассоциации привел убедительный пример. Фермер Светлана Чуваева из села Волжское Старомайнского района далеко не новичок в своем деле. В прошлом году она получила 5 миллионов рублей в качестве гранта на строительство животноводческой фермы, заключила договор. Но подрядчик оказался недобросовестным, из разряда «ловчил». Всю осень строительство шло ни шатко ни валко, а потом и вовсе остановилось. Февральские ветра скрутили наполовину построенный ангар в пропеллер. А тут подошло время, начался отел, поголовье скота стало заметно расти. Можно понять состояние фермера, который видит, что может реально потерять стадо. Бросилась Светлана к министру сельского хозяйства региона Михаилу Семёнкину. Нашли место, животных разместили. Только вот вопрос: а что дальше?

            Здесь большая доля ответственности ложится на руководителей муниципальных образований. Они должны более внимательно подбирать кандидатов на получение грантов, не оставлять в забвении тех, кто в прошлом году претендовал на гранты, но в силу разных причин остался, что называется, вне игры, не допускать ситуаций, подобной той, в какую попала Светлана Чуваева. Фермер нас кормит, и мы просто не имеем права оставлять его с бедами один на один.       

            «Электрическое» варварство

            Выравнивается, похоже, ситуация с техникой. Сегодня «Росагролизинг» предоставляет самые лучшие и удобные для земледельцев условия. Технику можно приобрести без первоначального взноса, на 5 лет платежей со ставкой 2,5% годовых. Размер первого транша для Ульяновской области составляет пока 35 миллионов рублей. Почему пока? Ожидается, что сумма будет удвоена. Списки кандидатов на ее получение составлены. Но благодушествовать не следует. Нарушит дисциплину платежей хотя бы один фермер, останется без квоты вся область, таковы условия.

            По-прежнему остаются проблемой земельные отношения. Как полагает Вячеслав Варганов, должна быть выстроена единая государственная система управления земельными ресурсами, которая понесет всю полноту ответственности за их состояние.           В равной степени нужна полная информация о земле. Для этого на кадастровый учет необходимо поставить все земельные участки, а не только те, по которым проводятся сделки.

            И пора, наконец, решить вопрос о строительстве жилых домов на землях сельхозназначения, принадлежащих КФХ. Нонсенс: фермер обрабатывает свою землю, но строить для себя дом и жить на ней не имеет права! Этот вопрос поднимался на съезде фермеров еще в 2012 году, но ответа на него нет до сих пор.

            Дикой называет Вячеслав Варганов несправедливость по тарифам на электроэнергию для сельхозпроизводителей. Они в 2 раза выше, чем тарифы для крупных  промышленных предприятий. Ассоциация фермеров региона предлагает ежегодно предоставлять крестьянам скидку в размере 30% на дизельное топливо для проведения сезонно-полевых работ.

            Сформирован пакет документов с предложениями. В качестве первоочередной меры предлагается включить фермеров в списки потребителей, получающих электроэнергию по тарифам, установленным для населения. При этом исключить взимаемую с сельхозпроизводителей плату за подключение электрических мощностей. Подобный режим распространить и на газ. Вопрос считается непробиваемым, но и фермеров «на арапа» не возьмешь: они за себя стоять умеют. Понятно, что речь идет о вопросах федерального уровня. У региона, однако, есть возможность через законодательные инициативы выносить их на обсуждение.

            Земля – крестьянам!

            Вячеслав Варганов давно выступает с инициативой, которая многим явно не по нутру: отказаться от господдержки крупных сельхозорганизаций. Выделять несвязанную поддержку на один гектар только субъектам малого и среднего бизнеса в сельском хозяйстве. Это будет справедливо. Крупные холдинги не волнуют вопросы обустройства села, поскольку их хозяева живут в столицах. А для фермера село – его малая родина, его родовое гнездо, могилы близких людей. Он много делает для обустройства своего села, а при наличии достатка способен будет делать еще больше. Значит, село будет не просто выживать, а полнокровно жить.

            Его инициатива полностью перекликается с предложением главного научного сотрудника Центра агропродовольственной политики Российской академии народного хозяйства и госслужбы при Президенте РФ (РАНХиГС), доктора экономических наук, профессора Василия Узуна. Ученый предлагает ввести запрет на предоставление любых видов субсидий и господдержки сельхозпроизводителям, имеющим выручку более 500 миллионов рублей и площадь сельхозугодий более 50 тысяч гектаров. При этом поддержка, конечно же, не должна оказываться агрохолдингам, которыми владеет оффшорная компания.

            Сейчас мы своими трудовыми «миллиардами» помогаем большим, сильным и богатым из топ-списка журнала «Форбс». А помогать, убежден Василий Узун, надо тем, кто реально нуждается в такой помощи и обеспечивает устойчивое развитие села.  

            Председатель ассоциации полагает, что мешает развитию и ведомственная разобщенность. Попробуйте собрать ВСЕХ воедино, когда фермеры – в минсельхозе, школы – в минобразовании, медицина – в минздраве, дороги – в минпроме... Тогда как жизнь настоятельно требует концентрации финансовых средств в одном ведомстве, как представляется – в министерстве сельского хозяйства.

            И уж если речь идет о финансах, то нельзя не сказать, что закупочные цены на сельхозпродукцию складываются стихийно. В урожайные годы они обрушиваются, как это произошло в 2017 году с ценами на зерно и молоко. Предлагается с нынешнего года установить уровень минимальной цены на зерно в размере 7 – 8 тысяч рублей за тонну, а максимальную – 12 тысяч рублей. При цене ниже минимальной государство компенсирует убытки фермерам, а выше максимальной – торговым сетям. «Мы за рыночные отношения, – говорит от имени фермеров Вячеслав Варганов. – Но государство должно этот рынок регулировать. Вот тогда сельский бизнес можно будет планировать».

            Многое из того, о чем только что сказано, пока можно отнести к благим пожеланиям: федеральный центр ведет себя как в той песенке: «ничего не вижу, ничего не слышу, никому ничего не скажу». Но критическая масса зреет и наступит время, когда делать вид, что «внизу» ничего не происходит, будет невозможно. Не лучше ли не ждать этого момента?