ONLINE Газета
для семейного чтения

Четверг 22 Августа 2019

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Два солдата одной войны

Автор: Редакция
Дата: 06 March 2019
Просмотров: 226

30-летие вывода советских войск из Афганистана отмечают жители Майнского района Александр Козлов и Сергей Мишин. Обоим в разные времена довелось послужить «за речкой». Ни тот, ни другой – не герои. Но совершенно не важно, какими они были и какие они сейчас. Важно то, что когда-то они, ни минуты не сомневаясь, выполнили сомнительный приказ. Ведь звучал этот приказ от имени Родины…

Андрей Школьный, фото автора и из архива Александра Козлова

Навоевавшийся

Александра призвали в армию осенью семьдесят восьмого. Он целых девять месяцев провел в учебках. Полгода в поселке Кряж под Самарой. Три месяца в Тоцк-2 под Оренбургом.

– В Самаре, – вспоминает Александр Алексеевич, – все спокойно было. Курс молодого бойца, присяга, занятия, строевая… А вот в Тоцке начали обучать прям по-боевому. И драться учили, и с парашютом прыгать… Я и сейчас иногда в сарае в стену ножи мечу, навыки вспоминаю.

Один выброс бойцов с парашюта был конкретно на выживание. При полном снаряжении и сухом пайке прыгали в казахских степях. С заданием – в 24 часа любыми способами добраться до части. Что было бы, если бы не добрались, никто так и не узнал – в часть вернулись все и вовремя. Александру помог дед-казах.

– Ночью уже, – рассказывает он, – увидел мазанку. Зашел, там бабай. Накормил меня, вывел на улицу, пальцем показал: «Ты не первый у меня, и никого я не обманул. Вот туда иди, через два часа в части будешь». Так и вышло.

О том, что их готовят к Афганистану, никто в части не знал. За неделю до отправки бойцам сказали: «Готовьтесь, в другую часть поедете». И тут же пролетел слух – в Афганистан.

Скрывать от солдат командиры этого не стали. Пояснили, что да, там революция произошла, нужно оказать интернациональную помощь.

С этими мыслями они в этот самый Афган и поехали. На поезде. В дороге состав останавливался всего один раз – и то никого из вагонов не выпустили. Доехали до Термеза. По понтонному мосту переправились через Амударью в Афганистан. И с первого же дня там, за границей, попали в жестокую заварушку.

– Мы сопровождали очень большую колонну, – рассказывает Александр. – Только в горы вошли –  как начали в нас стрелять! Со всех сторон. Как мы отстрелялись, не понимаю. До Аминовки дошли, это уже рядом с Кабулом, опять обстрел. А в Кабуле что творилось! Везде стреляют, что делать не знаешь.

Вся служба Александра в Афганистане сопровождалась стрельбой. И когда он со своей ротой охранял детей при обществе Красного Креста. И когда в оцеплении дворца Амина в Кабуле стоял. И когда боеприпасы по Афганистану возил.

А самой, пожалуй, запомнившейся военной операцией, в которой он участвовал, была попытка отбить у наемников золотые и алмазные прииски.

– Нас по двое водителей было на машинах «Урал», – говорит Александр. – Один идет в горы воевать, другой сидит в машине. Потом менялись. Но мы так и не смогли прииски взять. И, вот интересно, операцию по зачистке провели, вроде все обшарили, нет никого. Собираемся уезжать, по нам опять стрелять со всех сторон начинают. Как будто мы только что по этим местам не ходили. И никого не видели!

К слову, в армию Александр Козлов мог пойти гораздо позже, не в 78-м году. В то время на нем висела условная судимость, и его – молодого и непокорного – очень томила обязанность быть дома после девяти вечера, регулярно отмечаться в милиции. И он придумал, что нужно уйти от этого в армию. Сказал отцу, тот повел его в военкомат, где Козлов и заявил: «Меня хоть куда отправьте, хоть в стройбат».

– А когда домой вернулся, – смеется он, – пошел в военкомат на учет вставать и того учетчика чуть не за шиворот тряс: «Я куда просился? Хоть в стройбат, но не в Афган же!».

Нестрелявший

В отличие от Александра Козлова, Сергей Мишин в Афганистане войны практически не видел. Выполнял боевую задачу по охране границы. Ни в одной серьезной перестрелке не участвовал – в то время там стреляли куда меньше. С местным населением вообще не общался – жил за колючей проволокой без выхода «на волю». А вообще, рассказывает, вся его армия была сплошным переездом.

Его призвали в 1987-м. Тоже осенью. Но не из Майнского района, с Урала – тогда он там жил. Полгода сержантской учебки в Амурской области и – «за речку»! Ни у кого из новоиспеченных сержантов-пограничников согласия на Афганистан не спрашивали. Возможно, для выполнения какой-то формальности замначштаба провел собеседование с небольшой группой бойцов.

– Больше половины моего призыва из нашей учебки, – рассказывает Сергей, – в Афгане служили.

3 июня 1988 года они через Пяндж переправились в Афганистан. И понеслось! То в одном гарнизоне, то в другом. Поступил приказ, собрались, переехали и дальше служить. Последним афганским местом для Сергея стал гарнизон Изван в Горном Бадахшане.

– Это в тридцати километрах от советской границы, – поясняет Мишин. – Мы перекрывали выход бандформированиям с территории Афганистана в СССР. Случилась пара небольших инцидентов, но серьезного ничего не было. Неподалеку два кишлака находились – один видно было без бинокля. Но за территорию части мы вообще не выходили, жили за колючей проволокой. С июля 88-го по 5 февраля 89-го. А пятого февраля нас на вертолетах оттуда сняли. Правда, потом еще до десятого числа наша мотоманевренная группа в Афган ездила – обеспечивали помощь в сопровождении вывода войск.

Он увольнялся из армии с территории СССР, когда в Афганистане уже не было советских солдат. Это сейчас точно известно, что наши были «за речкой» еще и до мая, несмотря на то, что официальная дата выхода последнего солдата с территории ДРА – 15 февраля. А Сергей говорит, что и тогда они знали, что вывели не всех…

– Неважно это, – говорит он. – Главное, что все закончилось.

И Сергею Мишину, и Александру Козлову невероятно повезло на той войне. Ни тот, ни другой не то что не были ранены – они не потеряли ни одного сослуживца из своих частей. Александр сохранил дембельский альбом, но признается, что даже не заглядывает в него. Сергей альбом вообще не делал. Привез из Афгана лишь несколько фотографий, а сейчас даже не знает, где они.

Потому что война закончилась, и вспоминать о ней лишний раз не хочется.