Среда 18 Июля 2018

Ценовые выкрутасы

Автор: Редакция   |   Дата: 28 Февраль 2018   |   Просмотров: 121  

На заседании Совета при губернаторе Ульяновской области по Доктрине продовольственной безопасности рассмотрена ценовая ситуация на молочном и крупяном рынке региона. Ситуация неоднозначная.

  Не выше и не ниже

По словам замдиректора департамента экономики и финансов регионального минсельхоза Михаила Монина, индекс потребительских цен на продовольственные товары в Ульяновской области по отношению к 2016 году составил 101,4%. Это, по его словам, самый низкий уровень продовольственной инфляции за всю современную историю региона.

Наиболее серьезное влияние на ситуацию оказало снижение цен на свинину, мясо птицы, масло подсолнечное, яйцо куриное, сахар-песок, муку пшеничную, крупы – от 1,4 на рис шлифованный, до 36,1% на крупу гречневую. Среди овощей значительно, на 10,3%, подешевела капуста.

Вместе с тем отмечается повышение цен на социально значимые продукты питания, причем значительно выше среднего по всей продовольственной группе. Это хлеб и хлебобулочные изделия, где рост цен составил 108,4%. Такой рост называют разовым и произошел он в апреле прошлого года. Сначала цены вздернул наш крупнейший производитель в лице ООО «Ульяновскхлебпром», а на него глядя и мелкие производители. В качестве причины столь непопулярного шага называют удорожание зерна и топливно-энергетических ресурсов.

Вторыми идут овощи и фрукты. Картофель стал дороже на 20%, якобы в связи со снижением производства в стране, помидоры – на 18,1, яблоки – 17,8, лимоны – на 12,4%.

Постарались «идти в ногу» с ними цены на молочные продукты: масло сливочное подорожало на 10,3, творог и кисломолочные продукты – на 106, сыр – 105,4, сметана – 108,5%.

«Гречневая» рулетка

Минувший год был отмечен значительным снижением цен на крупу гречневую. Розничные цены на нее сейчас составляют в среднем 43,4 рубля за килограмм, а в целом имеют очень сильную изменчивость. Вспомним былые годы, когда цены на эту крупу взлетали под 100 рублей за килограмм, и вот-вот должно было прозвучать: «Больше килограмма в одни руки не давать!». Не покидало ощущение, что она для нас основной продукт питания. Хотя до этого пылилась на полках магазинов.

Нам поясняют, что основой ценовых скачков является динамика урожая гречихи. И приводят пример: если в декабре 2013 года розничная цена на гречиху в регионе составляла 27,8 рубля за килограмм, то в позапрошлом году – 74,2 рубля.

Теперь новая напасть. В регионе посевные площади под гречихой в прошлом году составили более 10 тысяч гектаров, или почти в 2 раза выше, чем в году предыдущем. Собрали 8,4 тысячи тонн, против 5,2 тысячи в 2016 году и при потребности в 4 тысячи тонн. Казалось бы, радоваться надо. Но пришлось плакать: цены рухнули.

Михаил Монин приводит такой пример. В начале уборки 2017 года закупочные цены на гречиху у основного производителя гречневой крупы в регионе Наиля Каюмова из Чердаклинского района составляли 9150 рублей за тонну, отпускные – 22 тысячи рублей. Для сравнения: за год до этого к началу уборки закупочные цены были 2,5 тысячи рублей за тонну, отпускная цена на крупу – 47 тысяч рублей.

Но и это, как выясняется, далеко не все. Снижение цен на гречиху продолжается. По состоянию на 8 февраля текущего года закупочная цена составляла 7 тысяч рублей за тонну, отпускная – 15750 рублей. Если учесть, что производственная себестоимость гречихи составляет около 11 тысяч рублей за тонну, продавать ее по таким ценам заведомо убыточно. Как быть? Держать гречиху на складах до лучших времен, то есть повышения цен, что аграрии и делают. По оперативным данным у них сейчас в запасе 1355 тонн гречихи, из них на семена пойдет 350 тонн, остальное – на реализацию. Если, конечно, вырастут спрос и цены. А если нет? Давайте не будем о грустном…  

Казалось бы, в таких жестких ценовых условиях вполне логично хотя бы на 2018 год значительно сократить посевы под этой культурой. Однако этого не наблюдается. Посевная площадь под ней составит 10133 гектара, это уровень прошлого года.

С точки зрения обеспечения продовольственной безопасности региона Михаил Монин считает такой подход правильным. Потому хотя бы, что надо обеспечивать сырьем основных переработчиков: помимо Каюмова, это Репьевский крупозавод Новоспасского района.

При этом, правда, умалчивается, что сокращать посевы совсем не хочется: очень уж лакомым куском видится гречиха, недаром площади под ней выросли прямо таки на глазах. В случае успеха это какие же деньжищи! Повторяется во многом ситуация с пшеницей. Когда она была ходовым товаром, аграрии были готовы распахивать под нее все до последнего клочка земли. Но слишком часто ценовые взлеты заканчивались таким же стремительным падением. Пришлось перестраиваться.

Опять же возникает вопрос: с переработчиками все ясно, а как быть с производителями? Здесь предлагается такой вариант: субсидировать их за счет средств областного бюджета в виде повышенной ставки погектарных субсидий. Цена вопроса – 10 миллионов рублей. Где их взять? «Потрясти» областной бюджет. Пойдет ли на это правительство региона? Вот когда его поставят перед проблемой, тогда и посмотрим.

Пейте, дети, молоко

Нас заверяют, что в Ульяновской области второй год подряд увеличивается производство молока. Но пока что арифметика не в нашу пользу. По итогам 2017 года производство молока-сырья в хозяйствах всех категорий составило 220,5 тыс. тонн при потребности населения в 290 тысяч. Итого чистый дефицит молока-сырья в регионе составляет 70 тысяч тонн в год.

При этом, что обидно, в Ульяновской области имеются мощности по переработке молока, рассчитанные на 419 тысяч тонн в год. И крупные переработчики в лице молочного завода воронежского холдинга «Молвест», завода компании «Алев», молочного комбината «Вита». Имея налаженный сбыт, они обеспечивают высокие объемы производства. Каким образом? Закупками молока-сырья за пределами региона.

Вот как видит ситуацию Михаил Монин. Сегодня средняя закупочная цена на молоко-сырье у нас составляет 19620 рублей за тонну. Это ниже на 22% против предыдущего периода.

Аналогичная ситуация сложилась во многих регионах России. Но падение закупочных цен наиболее заметно именно в ПФО, регионы которого дают около 40% молока-сырья от общероссийского производства.

Многие эксперты высказывают опасение, что если не остановить снижение цен на сырое молоко, то к лету они обвалятся, а это повлечет за собой банкротство ферм и снижение производства.

Трудно в это не поверить. В ПФО закупочные цены упали на 22-25%. Они уже убыточны для многих ферм и позволяют покрывать лишь текущие затраты. Если брать Ульяновскую область, то себестоимость производства молока в сельхозпредприятиях колеблется от 16 до 23 рублей за килограмм. При этом электроэнергия подорожала на 18%, дизельное топливо – почти на треть, а с 2018 года коровы стали облагаться налогом на движимое имущество. Если так пойдет и дальше, налогами станут облагать дым из трубы. И как прикажете выживать в таких условиях?

Даешь фальсификат!

А тут новая забота (или хорошо забытая старая). Ее на встречах в минсельхозе высказали переработчики. Судя по их словам, на цены негативно влияет падение спроса на молочную продукцию. Люди «голосуют кошельком» за более дешевую продукцию, с заменителями молочного жира, в том числе фальсифицированную. Здесь переработчикам можно только посочувствовать: с дешевой «молочкой» они прогорят, а дорогая не всем по карману.

Основной причиной снижения закупочных цен на молоко наши переработчики называют ввоз из-за границы, в первую очередь из Беларуси, сухого молока и молочных продуктов по более низким ценам, чем в России.

При этом, как поясняет Михаил Монин, себестоимость нашей продукции выше, чем цена продукции, завозимой из Беларуси. К примеру, себестоимость сухого молока у нас составляет 190 рублей за килограмм, а белорусского – 110-120 рублей. Себестоимость нашего сливочного масла – 350-370 рублей за килограмм, а цена ввозимого белорусского – 230 рублей. Что называется, почувствуйте разницу. Говоря иначе, идет импорт по демпинговым ценам, который переполнил рынок. Схем множество. Вот одна из них. Молочная продукция, идущая транзитом из Белоруссии в Казахстан и Киргизию, не доходит до места назначения и остается в нашей стране. Закупочные цены снижаются на фоне искусственно созданного излишка, а затоваривание складов сыром, маслом и сухим молоком провоцирует дальнейшее падение цен.

Говорят, что Минсельхоз России взял вопросы снижения закупочных цен на молоко на особый контроль. Что называется, бодался теленок с дубом.

Наше профильное министерство тоже озабочено поисками путей из крайне сложной ситуации. Всем очевидно, что надо сохранить стабилизацию финансового положения животноводческих хозяйств и не допустить сокращения поголовья молочного стада. С этой целью идет выплата субсидий в расчете на 1 литр реализованного молока. В качестве варианта предлагается выплачивать повышенные ставки хозяйствам с низкой продуктивностью и высокой себестоимостью. И это после громких заявлений о поддержке исключительно рентабельных хозяйств. Сильно смахивает на старую практику размазывания масла по всему бутерброду.

В свою очередь СПОКам, которые занимаются закупками молока, выплачиваются субсидии в размере 2 рубля за литр в период с апреля по сентябрь, при условии удержания закупочной цены не ниже 18 рублей. Во-первых, не совсем ясно, как они ее удержат. А во-вторых, размер субсидий явно недостаточен. На заседаниях Агропромышленной палаты региона давно и не единожды ставился вопрос о повышении субсидий до 5 рублей за литр. Но что-то и где-то не складывается. Между тем время уходит. И чем меньше его остается, тем трудней будет решать проблемы, от которых региону отмахнуться попросту невозможно.

Комментарии (0)

вызов ввода комментариев Добавление комментариев закрыто.

ЛЕНТА СОБЫТИЙ

Архив

ДРУГИЕ НОВОСТИ

В симбирском Зазеркалье

17 Июль 2018  |     0      : {%hp-1939%} |  Подробнее

Cтрахование: аграрная рулетка

17 Июль 2018  |     0      : {%hp-1943%} |  Подробнее

Кредиты – «малышам», остальные в очередь

17 Июль 2018  |     0      : {%hp-1942%} |  Подробнее



СВЕЖИЙ НОМЕР

Номер: №13 (727) 30 июня 2018 года

Анонс номера:



Создание сайта: ITproger.ru