ONLINE Газета
для семейного чтения

Пятница 29 Мая 2020

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

Бесценное издание

Автор: Редакция
Дата: 19 Август 2019
Просмотров: 295

Чем дальше мы уходим от своего общего «советского прошлого», тем больший интерес вызывают книги ему посвященные. Тем более если они представляют собой непосредственный, абсолютно нецензурированный взгляд того или иного человека, бывшего свидетелем (а зачастую и активным участником!) событий того времени, на наше столь неоднозначное прошлое. Именно такой представляется недавно вышедшая книга под названием «Жаль, что время уходит…». Она знакомит читателя с воспоминаниями замечательного человека, морского офицера, врача, фотографа и краеведа Ивана Павловича Иноземцева (1913–2006).

    Сразу оговорюсь, данная книга стоит чуть в стороне от изданий профессиональных «вспоминателей», акцентирующих внимание читателей в первую очередь на своих знакомствах с «великими людьми». В данном же случае все с точностью до наоборот. Это совершенно непритязательные, весьма бесхитростные, без особых литературных изысков маленькие рассказики зачастую на очень приземленные бытовые темы. Но именно в таком виде они позволяют нам как бы окунуться в то время и почувствовать дух той эпохи: ужаснуться или восхититься содеянным нашими предками, погрустить об утерянном, поностальгировать об ушедшем навсегда.

    Не знаю, планировал ли Иван Павлович опубликовать свои воспоминания. Вряд ли. Скорее всего, человек, проживший столь долгую (92 года), чрезвычайно насыщенную и очень непростую жизнь, просто не мог не поделиться ее наиболее запоминающимися фрагментами с нами, не рассказать о послереволюционных событиях в Мелекессе (Димитровграде) и Симбирске (Ульяновске), о тяжелейших годах Великой Отечественной войны (оборона Севастополя, немецкий плен, ГУЛАГ), о непростой работе врача, о своих хобби и увлечениях.

    Почти два десятилетия рукописи И.П. Иноземцева пролежали в архивах. И то, что составитель материала книги и автор всех комментариев Владислав Ястребов и редактор издания Наталия Бороденкова сделали их публичным достоянием, достойно всяческих похвал. Вполне резонен вопрос, кому предназначена данная книга? Ответ прост: самому широкому кругу читателей. Школьники и студенты смогут почерпнуть для себя много интересного, в первую очередь то, чего не встретишь в сухих учебниках истории. Люди же старшего поколения получат возможность вновь пережить то, что радует сердце и, что уж там, бередит старые кровоточащие раны. Особого внимания заслуживает огромное (более 900!) количество сносок с пояснением сути тех или иных событий, упомянутых в тексте, объяснением терминов и аббревиатур, многие из которых современному читателю либо малопонятны, либо вовсе незнакомы. Это делает книгу бесценным изданием для всех, кто интересуется историей нашего края.

 

 

 

                                                        Л.К. Ишкиняева,

                                            кандидат филологических наук,

                                   доцент кафедры журналистики, филологии,

                                   документоведения и библиотековедения УлГУ

 

(фрагменты книги)

 

Мальчик Петя

    В 1921 году у нас в стране, а особенно в Поволжье, был страшный голод. И однажды к окну нашего дома подошел мальчик лет девяти просить милостыню – кусочек хлеба. Вид его был жалким. Он был грязный, босой, в рваной рубашке и в рваных штанишках. Моей матери его стало жалко. Она дала мальчику кусочек хлеба, вареную картошку, огурец и стала его расспрашивать. Он рассказал, что его отец погиб в Гражданскую войну, он ушел из дома родной матери и уже второй год разъезжает по железной дороге в собачьем ящике под вагоном или на раме в передней части паровоза. Зимой кондуктора пускают его в вагон под скамейку. На остановках он бегает по вокзалам, выпрашивая копеечку, в буфетах облизывает тарелки, а иногда подносит багаж пассажирам. Его несколько раз забирали в детский дом, но он убегал. Было понятно из его рассказа, что он бродяжничает.

Беспроигрышная лотерея

    В один из праздничных дней 1927 года для развития авиации в СССР, которой у нас тогда почти не было, в Ульяновске организовали лотерею. Она проходила на Новом Венце. На эстраду навезли разного барахла, старинные граммофоны и книги. Подвезли и большой грузовой автомобиль. А рядом на скамейках организовали торговлю новой обувью, одеждой и посудой. Играл духовой оркестр.

    Собралось много народа. У всех было праздничное настроение. На Волге, около старой пристани, летал гидросамолетик и поднимал в воздух желающих на два круга.

    Очереди стояли и в кассу, и на посадку. Всем хотелось выиграть автомобиль или старинный граммофон. Но выигрывали все или книжку, или красивый носовой платок. А билет стоил дорого – 25 копеек. На эти деньги можно было хорошо пообедать два раза. И вот, наконец, учительница выиграла автомобиль. Ее предупредили, что у автомобиля нет какой-то детали, и он не заправлен бензином. Все стали поздравлять счастливую женщину и рассматривать автомобиль. Оказалось, что у автомобиля не было мотора. Его прикатила лошадка.

    Учительница тут же продала автомобиль за три рубля и тут же на эти деньги купила простые новые туфли.

    А граммофоны долго крутили старинные пластинки. Они вообще не разыгрывались в лотерее, а лишь служили приманкой.

    Гидросамолетик быстро прекратил полеты: в кабине много наблевали, особенно дети, и нужно было чистить.

    Спиртное тогда не продавали, пьяных не было, и праздник прошел очень весело.

Как убежал преступник

    Это было в 1927 году. Губернский суд тогда находился на Новом Венце.   

    К зданию суда арестанта без наручников подвели два конвоира. Не доходя до здания, преступник попросился в уборную. А она была рядом. Толкнули первую дверь уборной, она была заперта. Открыли вторую дверь, и преступник закрылся. Через минуту из первой двери вышел генерал. Конвоиры ему отдали честь. Преступник долго не открывал. Взломали крючок, а там никого и не было. Оказалось, что ему приготовили генеральскую форму, положили ее в первое отделение и сломали перегородку. Преступник в генеральской форме сел на ожидавшего его извозчика-лихача и укатил, а конвоиры остались с носом!

Обжорный ряд

    Это было в Ульяновске в 1928 году. Мы тогда всем классом ходили на Северный выгон, где теперь тракт Нариманова, собирать цветочки. Ушли далеко, почти до леса, а там, в траве, лежали покрытые рогожей расстрелянные кулаки, протестовавшие против раскулачивания. Мы устали, сильно проголодались и, возвращаясь, пошли по улице Карла Маркса. Дошли до рынка, где сейчас завод «Контактор». А там, у стены большого торгового дома расположились бабы с примусами, варившие ароматные щи с обрезью и кишками. Клали в миску кусок мяса, и все это за три копейки, и на копейку давали кусок хлеба. Мы с учителем соблазнились и наелись. У меня тогда оказалась мелочь. Съел и пирожок с мясом за две копейки. Объелся и отяжелел. Пришел домой и свалился в постель. Проспал дотемна. Вот так тогда можно было пообедать. А в столовой обед стоил двадцать копеек из двух блюд с компотом. Обычно я питался дома. Мать часто варила куриный суп. Курица стоила 30 копеек, а колол кур обычно я.

 

Ребята в Троицком соборе

 

    В начале 1930-х годов в Ульяновске сломали все 25 церквей и три собора. Все золото и колокола увезли в Москву. Оставался только разоренный Троицкий собор. В него свезли все церковные книги и разную мелкую церковную утварь. Ребята сломали заржавевшие решетки с полуподвала на южной стороне собора и через окошечко залезли внутрь. Там они курили, зажигали церковные книги, а в полуподвале нашли два ящика сусального золота килограммов по десять. Оно было в тонких нежных пластиночках, обернутых в папиросную бумагу, и стоило на них подуть, золото разлеталось красивыми блестками.
    Ребята принесли немного золота домой. Мой братик принес 20 листочков, и
только отец определил, что это чистое сусальное золото. Ребята распылили по Венцу золото на крупную сумму, на которую можно было купить почти весь собор.

    В 1934 году обгоревший собор снесли, а на его месте после войны установили памятник Ленину.

 

Колокола

    Я помню, как в двадцатые годы в Ульяновске в религиозные праздничные дни звонили колокола. В городе целый день, а то и два дня, стоял звон от двухсот колоколов.

    В 1928 году мы с братиком насчитали в городе 25 церквей и три собора.

    Население было 90 тысяч. Город торговал и молился.

    В городе было тогда два чугунолитейных завода и патронный за Волгой.

    В 1932 году все колокола с церквей сняли на переплавку, а церкви снесли.

    В городе стало тихо, а в желудках у людей пусто.

    Над входом в женский монастырь на Спасской улице, где теперь Дворец

профсоюзов, висел лозунг: «Религия – опиум народа!». Но настоящий опиум

появился только после войны.