Вторник 21 Августа 2018

Александр Чепухин: Мы сможем себя прокормить

Автор: Редакция   |   Дата: 03 Сентябрь 2014   |   Просмотров: 544  

Японские мотоциклы, песни Высоцкого, прыжки с пара­шютом, книги Маркса, уро­жай, предательство, счастье, деньги и хлеб в Иран. Это и многое другое корреспондент «НГ» откровенно обсуждал один на один с министром сельского, лесного хозяй­ства и природных ресурсов Ульяновской области Алексан­дром Чепухиным.

– Александр Викторович, мы собираемся сегодня обсудить вашу личную жизнь. Но вы министр сельского, лесного хозяйства и природных ре­сурсов, и поэтому начнем с новостей об уборке урожая. Что нам светит?

– На сегодняшний день собра­но 500 тысяч тонн зерна, убрано 35% площадей. Прогнозы на урожай в этом году неплохие, и самое главное – зерно качествен­ное, и натура есть, и клейковина. Есть что продавать, цены правда ниже, чем в году минувшем. Мы стараемся ориентироваться не только на объемы урожая, но и на такой показатель, как доход с гектара. Это более четко дает понять, в каком состоянии вве­ренная мне отрасль. Сделаем это чуть позже, когда соберем весь урожай. Есть и избытки, чему доказательство – уже вто­рая баржа, отправленная вниз по Волге на Иран. Четвертый год мы осуществляем прямой экспорт зерна в эту республику. Рынок сбыта крайне важен для сельхозпроизводителей. Можно вырастить что угодно – подсол­нечник, пшеницу, но без рынка сбыта, куда это все девать? Чем больше мы выталкиваем из об­ласти товара, тем больше денег поступает в регион. Вон на полке стоят два тома Карла Маркса, никто лучше него еще не описал экономику. Наша задача – новые рынки, новые пути сбыта, при­влечение сюда финансов.

– Отлично, но для себя-то хлеб есть?

– Конечно! Параметры про­довольственной безопасности Ульяновской области мы вы­полняем.

– Лидеры области по уро­жаю?

– Сложно строго рейтинговать районы, потому что у всех разные площади. Мелекесский – самый большой и с лучшими землями, естественно, он даст самый большой объем зерна. Причем там есть СПК имени Крупской, который собирает больше, чем некоторые наши районы. Рас­чет нужно проводить на гектар, смотреть уже упомянутый мною доход с гектара, кто какие агро­технологии и семена использо­вал. Например, Новоспасский район приблизился к Мелекес­скому, собирая по 28 центнеров с гектара, а климат и почвы от­личаются от конкурентов. Ново­спасцы работают с современной наукой и, уверен, войдут в число лидеров по заработанным день­гам с гектара.

– Для вас сельское хозяй­ство – это обязанность, ра­бота, часть жизни или нечто большее, чем просто выпол­нение должностных обязан­ностей?

– Вся моя жизнь в этом. В детстве, с 1988-го по 1991 год, я отработал четыре уборочных на комбайне. В 13 лет трудился на току с лопатой... В 33 года из Москвы я вернулся на землю в родное Коровино, куда меня всегда тянуло. Стал заниматься тем, что мне нравится, а не что необходимо. Москва была не­обходимостью, я тащил семью, поступив вместо нашей УГСХА в столичный институт советской торговли, ныне – государствен­ный университет коммерции, и проработал вдали от дома 15 лет. Родители трудились на за­гибавшемся «Авиастаре», брат с сестрой маленькие были. Жили в промерзшей однокомнатной квартире в Новом городе, тог­да, в 1990-е, топили плохо, кто помнит... Приехав, я выращи­вал пшеницу, подсолнечник, занимался молоком. Два года полного счастья. Несмотря на пепелище, которое те лихие годы оставили от села. На ферме не то что скотины не было, навозом уже не пахло. Разрушили все. По крупицам собирали хозяйство обратно, сейчас оно по объемам производства в три раза превы­шает то, что было даже в СССР.

– Многие горожане, особен­но в столицах, не поймут вас. Как можно вернуться из ци­вилизации в какой-то колхоз, в деревню, в избу. И почему город зачастую свысока, не­уважительно или даже крайне презрительно относится к тем, кто его кормит?

– Ничего, все вернется на круги своя, и придет понимание этого труда и уважение к селу.

– Ой ли...

– А я говорю, изменится от­ношение к сельскому хозяйству! Вот я был в Австралии, видел, с каким пиететом относятся там к фермерам. Они богатые люди, но австралийцы прекрасно знают, чего это им стоит.

– Красиво, но я не отстану. Как в России подружить город и село?

– В современном мире это ваша задача – прессы. Где хоро­шие взвешенные патриотические статьи, фильмы о тяжелом кре­стьянском труде? Ведь тех же ко­ров доят и 31 декабря, и 1 января, кто знает об этом? Есть хоть один сериал о селе, только не нынеш­няя дешевая «клюква»?

– И наше общество потре­бления примет эти фильмы?

– Почему нет? Многие друзья из Москвы все время спраши­вают меня: «Когда на ферму поедем?» С таким интересом они наблюдают, как доят коров, работают комбайны. Некоторые, увидев лошадь, чуть не цело­ваться к ней лезут, со свиньями фотографируются. Я смеюсь и говорю им: «Ребята... Это не мы в провинции, это вы в столице одичали совсем!» Думаю, дол­жен существовать госзаказ на освещение жизни в деревне. Я, например, добился того, чтобы программа «Сельские вести» два раза в месяц выходила на нашем ТВ, это, кстати, единственное, за что мы платим из своего скуд­ного бюджета минсельхоза. Но крайне важно, чтобы Ульяновск видел, что наши крестьяне давно уже не чумазые и с косами, а на современной технике работают, используя самые последние на­учные разработки.

– Какие качества вы в рос­сийских крестьянах и ферме­рах считаете самыми ценны­ми?

– Не будешь любить землю – она ничего не родит. И это не биз­нес, а определенная жизненная философия. Не прижились у нас в стране огромные агрохолдинги с управлением откуда-то из горо­дов. Не получается, что ты купил пашни-фермы, а живешь вдали от них. На земле жить нужно.

– По электронной почте и скайпу не поруководишь?

– Нет, конечно (смеется)! Фер­мер с утра до ночи в процессе работы. Многие кивают на запад, мол, там все по-современному. Поверьте, я знаю, например, не­мецких фермеров лично. Они с утра как надели резиновые сапо­ги, уехали в поле, так до вечера их и не снимают. Пример: потерял наемный сотрудник вечером в офисе документ. Раз, утром вы взяли и напечатали на принтере новый. А если ты крестьянин и сегодня вечером не заметил гусе­ниц лугового мотылька, то утром у тебя нет целого поля свеклы. Раз­ницу чувствуете? Учтите при этом, что фермер круглый год зависит от почвы, погоды, осадков, ветра, качества семян и еще такого ко­личества факторов, что никакому горожанину это и не снилось.

– То есть главное качество, которое вы считаете самым ценным в крестьянах, трудо­любие?

– Да. Умение работать с ранне­го утра до ночи.

О МУЖЧИНАХ, ЖЕНЩИНАХ И МОТОЦИКЛАХ

– Перейдем к более личным темам. Качества, которые вы больше всего цените в муж­чинах?

– У женщин, может, спросить? (Смеется.) Целеустремленность. Понимание того, зачем ты жи­

 вешь на этой планете. Для чего ты делаешь то или это. Умение не принимать решений на эмо­циях, ведь, по моему мнению, для осознания проблемы должен пройти минимум час, а лучше вообще ночь переспать. Иными словами, способность решать задачи уравновешенно и так, чтобы не сейчас, а в будущем не было сложностей с ними. Умение ждать. Способность к анализу. Ответственность за свои поступ­ки, а отвечать придется и сейчас, на Земле, и там, на небесах.

– Хм... Я ожидал чего-нибудь в духе «быть сильным, уметь стрелять, защищать Родину, цветы дамам дарить» и про­чее.

– И обезьяну можно научить стрелять из автомата, разве нет?

– Запросто. Качества, кото­рые вы больше всего цените в женщинах?

– Стимул деятельности любого нормального мужчины – жен­щина. Достаточно взглянуть на историю, из-за чего возникали войны, делались открытия... На многое нас сподвигали жен­щины, они всегда были рядом с великими людьми, лидерами наций. Качества? Заботы о доме, семье, детях. Преданность свое­му мужчине.

– Уже слышу феминисток: «Ну началось... Киндер, кюхе, кирха».

– А мне все равно, что они ска­жут. Лучше посмотреть на то, что сделали феминистки, и на то, что сделали мужчины, у которых были «домашние», но при этом сильные женщины. Вспомните декабри­стов и их жен. Вот какой должна быть настоящая женщина.

– Сменим тему. Хобби у вас есть?

– Ой, их много (смеется). Кста­ти, не понимаю людей, у которых нет интересов, кроме работы и водки выпить, в баню сходить. Если у человека есть хобби, значит, он интересная личность во всех смыслах. У увлеченного человека жизнь даже совершен­но иначе протекает. Если только работать, с ума сойдешь.

– Ближе к делу, Александр Викторович.

– Мое давнее увлечение – трофи-рейды, джипы, сорев­нования, кубки... Я все это не забросил, но времени не хватает. Хотя вот прошлой осенью в Ба­рышском районе гоняли, я занял второе место. Мотоциклы – моя болезнь с детства, я с ними никог­да не расставался, ни в Москве, ни в Ульяновске. Если есть время, например, даже ночью, выезжаю на мотоцикле покататься. Свобо­да, ветер тебя обдувает, ты все видишь – не как из автомобиля. Встряхиваешься. И в понедельник приходишь на работу со свежей головой, полный энтузиазма, душа поет. Не просто бумажки подписываешь, а получаешь мо­ральное и материальное удоволь­ствие от деятельности.

– Знаменитый Harley - Davidson вам нравится?

– Вещь! Но у меня Suzuki Boulevard. Культовый мотоцикл, большой, тяжелый, с душой. Мне его привезли из Америки, недо­рогой и б/у, я никогда не покупаю новенькие.

– Почему б/у?

– Нет смысла тратить огром­ные деньги. Мотоциклы живут по 30 – 40 лет.

О КНИГАХ, КИНО И МУЗЫКЕ

– Вернемся в мир людей. Ваша главная черта?

– Все оценивают меня по-разному. Ваши коллеги - журналисты, например. При­ческу мою обсуждают, мой дом в деревне… Критикуйте меня за мои решения, а не прическу.

– Ваши недостатки?

– Излишняя доверчивость и эмо­циональность. Ну уж какой есть.

– Ваше любимое. Кино, кни­ги, музыка, еда.

– Со старых колхозов собрал все тома Ленина. Маркс есть. Можно открывать, читать, и никто не скажет, что это написано сто лет назад.

– Я от вас после мотоциклов и ночного ветра в ушах ждал чего-нибудь иного. «Робинзо­на Крузо» Даниэля Дефо, при­ключений, романтики...

– Это слишком примитивно, не вижу смысла тратить время. Если уж читать, то читать что-то се­рьезное. «Старик и море» Эрне­ста Хемингуэя, много смыслов, в каждом возрасте свой. Такой мой подход касается и кино, и музы­ки. Например, фильм «Остров» Павла Лунгина. Не для кино­театров с попкорном, я не люблю ерунду, а чтобы закрыться дома, смотреть и думать. «12» Никиты Михалкова из этой же серии. Год- два будешь такие картины перео­смысливать. То же касается и му­зыки Владимира Высоцкого. Как он мог проникнуться так глубоко разными темами? Альпинисты, военный цикл, любовь... Человек умел писать в вечность. Месяц назад постоял у его могилы на Ваганьковском кладбище.

– Неужели и с едой все так строго?

– Я все ем (смеется). Культа еды нет. Селедка, овощи, мясо, хлеб – все равно. В деревне когда росли, дадут тебе на ужин вареную картофелину и молоко, всего делов… Килька в банке – уже был праздник.

О СЧАСТЬЕ, ВЕРЕ И ПАРАШЮТЕ

– Самая значимая личность в истории для вас?

– Петр Аркадьевич Столыпин. У меня в кабинете есть его пор­трет.

– Самая «гадкая» личность?

– Нужно сначала понять, что такой человек для одних, воз­можно, делал добро, для других творил зло. Сложно анализиро­вать действия тех, с кем ты не жил в их эпоху, не знаешь моти­вов, условий.

– Адольф Гитлер?

– Для большей части человече­ства и для меня он – преступник. Однако за ним тогда шла его нация, миллионы людей. Может, надо еще вспомнить и тех, кто допустил его преступления? Кто привел его к власти? Народ, по­литики, Европа? Гитлер – след­ствие определенных процессов, смотреть нужно и в начало XX века, и в 1920-е годы.

– Что такое счастье?

– Это когда нравится, как ты живешь.

– Хорошо. Сидит мужик, пьет пиво, захмелел, счастлив. Встал с дивана, пошел на кухню, избил жену. Где же тут счастье?

– Он построил такой мир, да. Значит, его счастье будет не­долгим.

– Поясните.

– В той же Австралии, где я был, люди спрашивают друг друга: «Тебе нравится, как ты жи­вешь?». И ответы такие: да, живу как нравится, или – нет, не очень нравится. У нас спрашивают о работе, где и как учатся дети...

– И как это увязать с нашим мужиком, его пивом и синяка­ми жены?

– Это уже не относится к сча­стью. Это оценка его жизни и действий. Что, все пьют и дерут­ся? Плюс вопрос к женщине: что тебя держит возле такого муж­чины, зачем жертвовать собой? Не нравится – не живи с ним. Вот мне не нравилось жить в Москве, я уехал оттуда. И стал жить как мне нравится.

– Счастье не в квартире, машине и престижной школе для детей?

– Нет. Мне смешно, когда вижу машину с одинаковыми буквами и цифрами, кого этот человек хочет удивить? Я номер своего авто вот не помню. Показывать нужно себя, свою работу, а не ав­томобиль. Это не уровень homo sapiens, человека разумного.

– Что вы человеку не прости­те никогда?

– Может, это один из моих ми­нусов, но я практически всем все прощаю. Не мне судить. Бог людей создал, он и будет разбираться. Человеку, который сделал тебе гадость, тяжелее будет, если ты не осудишь его и не станешь мстить. А тебе, наоборот, легче. Давно живу таким принципом. Взять те же негативные публикации в прес­се о министре Чепухине. Ответа не будет, сами живите как хотите в ожидании моей реакции. Раздра­жение, злость? Ничего подобного. Я живу в согласии с собой. Произо­шло что-то? Значит, должно было произойти. Почитайте молитву оптинских старцев: «Господи, дай мне с душевным спокойствием встретить все, что принесет мне наступающий день».

– Вы верующий человек?

– Да. Без фанатизма, по- своему. Хожу в церковь, когда есть возможность либо когда храм мне попадается по пути. Пост я не соблюдаю, просто не смогу с такой работой и графи­ком. Не для галочки же постить­ся, верно?

– О чем вы мечтаете?

– Есть глобальные идеи, есть идеи сегодняшнего дня. Мечтаю, чтобы мы создали для ульянов­ских крестьян институт развития, который сможет финансировать наше сельское хозяйство. Хочу, чтобы каждый, кто берет в руки хлеб, знал, чего это стоило жите­лю села. Личное? У меня все есть для жизни, лишнего не надо. О до­мах, землях, бриллиантах не меч­таю. Смысл стать самым богатым покойником на кладбище? Вот бабушка моя, сельская учитель­ница. Похоронили ее в костюме, который она для этого тридцать лет берегла. А богатство, которое она оставила, – это, например, 17 замечательных внуков.

– Я вас понял. Ну, может, мечтаете в космос полететь, это сейчас модно.

– Давно прыгнуть с парашютом хочу.

СПРАВКА «НГ»

Александр Викторович Чепухин. Родился 11 января 1975 года в селе Коровино Чердаклинского района Ульяновской области. Окон­чил Московский государственный университет коммерции по специ­альности «Экономика», Академию труда и социальных отношений по специальности «Менеджмент социальной сферы» и Гуманитарно-экономический и информационно- технологический институт. Канди­дат экономических наук.

В 2006 году организовал сель­скохозяйственный кооператив «Дружба» в селах Уразгильдино, Коровино, Андреевка Чердаклин­ского района. Ныне это высоко­рентабельное с/х предприятие с развитой социальной инфраструк­турой. С 2008 по 2010 гг. Чепухин возглавлял управление по разви­тию сельского хозяйства Чердак- линского района. С апреля по ноябрь 2010 года – должность за­местителя, а в октябре 2010 года – и.о. министра сельского хозяйства Ульяновской области. С 1 декабря 2010 года – министр сельского хо­зяйства региона. С 15 октября 2013 года – заместитель председателя правительства области и министр сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов.

Народная газета от 13 августа 2014 г.

Комментарии (0)

вызов ввода комментариев Добавление комментариев закрыто.

ЛЕНТА СОБЫТИЙ

Архив

ДРУГИЕ НОВОСТИ

Сельская кооперация: от программы к программе

01 Август 2018  |     0      : 44 |  Подробнее

Места, овеянные легендой

01 Август 2018  |     0      : 50 |  Подробнее

Поможем сельчанам!

01 Август 2018  |     0      : 116 |  Подробнее



СВЕЖИЙ НОМЕР

Номер: №15 (729) 1 августа 2018 года

Анонс номера:



Создание сайта: ITproger.ru