ONLINE Газета
для семейного чтения

Понедельник 22 Октября 2018

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

150 лет с точностью до секунды

Автор: Редакция
Дата: 11 Октябрь 2018
Просмотров: 53

В этом году исполняется полтора века одной из главных визитных карточек нашего города – часам на башне Дома Гончарова. И это – прекрасный повод вспомнить историю их создания и появления в наших краях.

Часы на башне в центре Ульяновска – самые старые башенные часы в городе. Все уже настолько привыкли к ним, к их ежечасному бою, что кажется порой, будто они всегда были тут. Это, разумеется, не так. На башню Дома Гончарова попали они не сразу.

По цене пяти тысяч коров

«Поспешаем известить, что получено весьма приятное для всех граждан известие. Еще в 1867 году, в бытность в Симбирске Санкт-Петербургского губернского предводителя дворянства графа Владимира Петровича Орлова-Давыдова, Его Сиятельство выразил желание пожертвовать на пользу нашего города башенные часы. Ныне получено известие, что означенные часы, которые были заказаны в Англии известному механику Cooke (Куке) и бьют часы и получасы, получены уже в Санкт-Петербурге и будут отправлены весною с механиком в Симбирск и поставлены на колокольне Собора Вознесения, откуда будут слышны всему городу», – писала 7 ноября 1868 года газета «Симбирские губернские ведомости». Кстати, за этот щедрый подарок Орлова-Давыдова-старшего удостоили звания почетного гражданина Симбирска.

Известный симбирский краевед Павел Любимович Мартынов писал, что часы «поставлены на колокольне весною 1869 года». Имеется в виду колокольня Спасо-Вознесенского собора, который стоял неподалеку – там, где теперь располагается Гончаровский сквер. Там они и тикали себе, отсчитывая историю города, до 30-х годов прошлого века, пока в атеистическом порыве советская власть взрывом динамитных шашек не развеяла собор по ветру. В нем, кстати, крестили всех детей семьи Гончаровых. Однако вернемся к часам…

***

Как уже было сказано, часовой механизм симбирских курантов был изготовлен в 1868 году фирмой «Кук и сыновья»; к слову, эта же фирма в свое время оснастила часами легендарный Биг-Бен на набережной Темзы в Лондоне, на здании английского парламента.

Стоимость наших курантов оценивалась в 10 000 рублей, тогдашних, разумеется, – когда можно было купить корову за два рубля, а курицу – за три копейки.

Согласно описанию Павла Мартынова, механизм имел 2 циферблата, цилиндрическое устройство с двумя гирями: ходовой (12 пудов) и боевой – с изменяемым весом до 25 пудов, висящими на проволочных струнах (полный завод был рассчитан на пять дней), а молоток, ударяющий при бое часов в колокол, весил два пуда.

***

В 1932 году часы разобрали и перевезли их в подвал горкомхоза (дом Шатрова, позже горсовет), где они и лежали до 1973 года, хотя установка их активно обсуждалась еще в преддверии 100-летнего юбилея Владимира Ильича Ленина.

– Сначала сбросили с колокольни колокол, звук которого и отбивал время, – рассказывала заведующая Историко-мемориальным центром-музеем И.А. Гончарова Ирина Смирнова. – У нас в музее по сей день хранится «язык», который бил в стенки колокола. Сам же колокол переплавили. А самое страшное – участь колокола, по задумкам властей, должна была постигнуть и часовой механизм. Но тогдашний хранитель часов Николай Павлович Кудрявцев сумел убедить власть сохранить его. Часы разобрали и отправили на хранение в подвал одного из административных зданий в центре Ульяновска, где составные части симбирского Биг-Бена пролежали около сорока лет, пока в 1973 году городские власти не приняли решение установить в городе башенные часы…

Второе пришествие курантов

И вот – час пробил! Читаем номер «Ульяновской правды» от 13 сентября 1974 года:

«12.00. Первый мощный удар 48-пудового колокола разносится над улицами. За ним – еще одиннадцать. Ритмично отбивают время городские куранты, установленные на верхнем этаже и в башне на перекрестке улиц Ленина и Гончарова.

Сверьте свои часы с городскими курантами. Точность гарантируется. Об этом позаботились специалисты и рабочие приборостроительного завода: инженер-конструктор А.И. Фролов, токарь А.П. Машин, слесари Н.Н. Данилин, С.А. Денежкин. В ноябре прошлого года башенные часы выпуска 1868 года, сконструированные английским механиком Куком и впервые установленные в Симбирске за год до рождения В.И. Ленина, поступили на завод в разобранном виде. Служба главного механика Л.П. Глузмана проделала большую работу. Здесь разобрались в устройстве часов, заменили недостающие и изношенные детали, вместо деревянного основания установили жесткую металлическую конструкцию…

Система грузов с полиспастом обеспечивает равномерность хода и боя. Чтобы исключить необходимость устройства глубокой шахты, существовавшей в Вознесенской церкви, конструкторы решили поставить два электродвигателя для автоматического подзавода… Весь механизм часов отладили уже к новому году и опробовали на заводе. Архитекторы института «Ульяновскгражданпроект» создали проект их установки на Доме Гончарова. Часовая башня гармонично вписывается в общий его вид…

Недавно часы были установлены на новом месте. Вчера при большом стечении ульяновцев состоялось их официальное открытие. Городские куранты… возвращены к жизни. Каждый час отмечают они своим звучным колоколом. На трех циферблатах – точное время».

Упомянутый выше Анатолий Иванович Фролов и стал «хранителем ульяновского времени», больше того – основал династию «хранителей». Несколько лет назад он передал обязанности своему сыну Евгению.

С Евгением Анатольевичем мы беседовали не раз, в том числе и в тот день, когда главные часы Симбирска-Ульяновска… остановились. Произошло это в 3.15 ночи 11 августа.

– На моем веку – больше 45 лет уже – часы останавливались лишь дважды, – рассказывал Евгений Анатольевич. – Кстати, до того стрелки на башне замирали 20 апреля 2015-го – аккурат в день 85-летнего юбилея главы династии – Анатолия Ивановича Фролова. Прямо мистика какая-то, особенно, если учесть, что в этот же самый день на свет появился Ярослав Максимович Фролов – правнук Анатолия Ивановича (и, соответственно, внук Евгения Анатольевича).

Часы, кстати, тогда встали из-за того, что от обильного интенсивного снегопада «залипли» стрелки.

***

Рассказал Евгений Анатольевич и о том, как его отец с коллегами восстанавливали часы, давая им вторую жизнь:

– Задача по восстановлению часов была поставлена обкомом КПСС группе инженеров и рабочих Ульяновского приборостроительного завода, которую возглавлял мой отец – Анатолий Иванович. Над восстановлением механизма работали день и ночь в течение нескольких месяцев. И надо заметить, что механизм не просто восстанавливали – его серьезно модернизировали!

Действительно, механизм часов подвергся тогда капитальной модернизации. До пришествия советской власти их заводили вручную: приходилось тягать огромные гири маятника, которые весили изрядно (см. выше по тексту). То же самое с переводом стрелок. Когда-то их переводили вдвоем, а то и втроем, иначе было не справиться. Теперь же почти 45 лет они работают от электромоторов. Да и стрелки может легко перевести один человек: и в этом также заслуга инженера Анатолия Фролова и его коллег, которые почти полвека назад усовершенствовали механизм управления часов, изготовленных в Лондоне 150 лет тому назад по заказу графа Орлова-Давыдова…

***

Механизм главных часов города занимает довольно большую комнату на третьем этаже Музея Гончарова. Сюда и приходит регулярно Евгений Анатольевич Фролов – присматривать за «подопечным». Температура воздуха и влажность здесь поддерживаются строго (в помещении, где располагается механизм часов, термометр не должен зашкаливать за отметку в +20 градусов по Цельсию).

– Присматривать за часами я начал еще с детства, вместе с отцом, конечно же, – вспоминает он. – Уже больше сорока лет прошло со дня нашего «знакомства» с механизмом. А сейчас уже и мой сын приобщился к нашему семейному делу.

Сын Евгения Фролова – Максим, действительно, не просто так является членом династии «хранителей», не номинально: он перенял по наследству все знания о наших курантах и в курсе всего – до мелочей знает и устройство механизма, и его особенности, коих немало.

Часы с боем есть у Евгения Фролова и дома. В кармане брюк, на цепочке, носит он часы, которым идет уже восьмой десяток лет! Кстати, по этому карманному хронометру выставляет Евгений Анатольевич время на циферблатах башни Дома Гончарова. Так что если хотите знать точное время, необязательно даже смотреть на стрелки симбирских курантов – просто попросите Фролова достать из кармана часы. Да у него, кстати, и на звонке мобильного – бой старинных часов.

Вместо послесловия

О том, что часы на башне Дома Гончарова – главные часы города, ульяновцы вспомнили в ночь с 26 на 27 марта 2016 года, когда Ульяновская область вернулась в третий – «родной» – часовой пояс. Мы вновь ушли на час вперед от Москвы (прожив по столичному времени 27 лет, с 1989 года).

Разумеется, лучшего места для столь знакового события, чем «под часами» на улице Гончарова, трудно было и придумать.

Флешмоб удался на славу. Народу пришло много – от студентов до губернатора. Было весело и шумно. Впрочем, не настолько, чтобы не услышать, как старые часы на башне пробили начало нового ульяновского времени.