ONLINE Газета
для семейного чтения

Четверг 1 Октября 2020

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

«Мусорный бизнес»: грядёт новый передел?

Автор: Редакция
Дата: 17 Январь 2018
Просмотров: 322

В Ульяновской области произошло событие, которое для большинства ее жителей осталось незамеченным. Между тем речь идет о жизненно важном для региона вопросе.

                Радиус действия

                Но перенесемся вначале к встрече Президента России Владимира Путина с министром природных ресурсов и экологии Сергеем Донским. Главным из обсуждаемых был вопрос обращения с коммунальными отходами. Стороны сошлись во мнении, что здесь идет большая работа сразу по нескольким направлениям: утилизация промышленных отходов, ликвидация гигантских свалок, которые для многих регионов страны стали настоящим бедствием, создание системы сортировки и утилизации мусора. О серьезности проблемы свидетельствует такой факт: по оценке социологов ВЦИОМ, проводивших всероссийский опрос общественного мнения, почти 45% респондентов называют ТКО основной угрозой для окружающей среды. Иначе не может и быть, если учесть, что в России каждый год накапливается не менее 600 миллионов тонн мусора, а перерабатывается в лучшем случае лишь его двадцатая часть. Проблема копилась десятилетиями, понятно, что для ее решения тоже потребуется далеко не один год.

                По словам Сергея Донского, два года назад был принят закон, который направлен на решение этого вопроса. Он предусматривает прежде всего формирование в каждом регионе прозрачной системы оборота ТКО. С этой целью на местах должны были разработать и утвердить территориальные схемы обращения с отходами. Предписывалось, что документ предусматривает объективную оценку объемов образования отходов, порядок управления их трафиком. При этом региональные власти выбирают на конкурсной основе регионального оператора.

Сразу же скажем, что Ульяновская область первой в России разработала такую схему. В начале 2016 года она была вынесена на общественное обсуждение, а в сентябре того же года утверждена. При этом было положено начало формированию новой модели рынка обращения ТКО с применением частно-государственного партнерства. Началось постепенное внедрение системы сбора и переработки вторичного сырья: макулатуры, электронного оборудования, опасных отходов типа ртутных ламп, батареек, гальванических отходов. В этой связи важным виделось соглашение о сотрудничестве с Межрегиональной экологической общественной организацией «ЭКА». Документ предусматривал в первую очередь внедрение раздельного сбора отходов и экологическое просвещение населения.

                Отмечалось, что обращение с отходами является одной из наиболее острых проблем в сфере охраны окружающей среды нашего региона. Современным методом решения проблемы является раздельный сбор отходов и их переработка. В некоторых странах перерабатывается до 70% отходов, в России – меньше 5%. Остальное идет на свалку. Ульяновская область исключения не составляет. Более того, на момент разработки и принятия терсхемы объектов индустриальной переработки отходов в области не было вовсе. Основным способом их ликвидации было и пока остается захоронение. Значительная часть мусора хранится на территории предприятий и организаций, в том числе сельских, и вывозится на несанкционированные свалки, что, конечно же, является недопустимым.

                Хорошо, но мало

                Так было не всегда. Усилиями местных инвесторов еще в 2007 году на Московском шоссе в Ульяновске был построен и начал работать мусоросборочный завод. Другое дело, что в 2009 году он стал постепенно сворачивать свою деятельность и через год ее фактически остановил. По словам тогдашнего главного эколога области Дмитрия Федорова, причиной остановки завода стало отсутствие адекватных закупочных цен на вторичное сырье. Они упали настолько низко, что не покрывали первоначальные затраты на сортировку и первичную переработку такого сырья. Не надо объяснять, что главной причиной явилось отсутствие конечного сбытового рынка вторичного сырья.

                Ситуация, конечно, не тупиковая. Просто надо будет учесть ошибки прошлого, организовать работу с малым бизнесом. И вот почему. Под большой завод должны быть выстроены предприятия – сателлиты, то есть малые производства, которые будут использовать, в частности, вторичную бумагу, стекло, пластик, металл и другое сырье. В Ульяновске на головном заводе шла сортировка, но не было конечного потребителя и вагонные поставки шли за пределы области: бумага, например, на бумажно-картонную фабрику в Набережные Черны Республики Татарстан, стекло – в Подмосковье… Если же сформировать пул предприятий-сателлитов малого бизнеса внутри своего региона, который будет приобретать вторичное сырье, то завод будет работать рентабельно. Есть предпосылки к тому, что в конце 2018 года ситуация будет разморожена, «мусорный» сбор начнет формировать инвестиционный ресурс, который в свою очередь позволит строить заводы-сателлиты.

                 Это тем более необходимо, что только по официальным данным в последние 10 лет объемы отходов в регионе возрастают ежегодно не менее чем на 10%, или на 800 тысяч тонн. И это далеко не самые точные данные, если учесть, что статистика предприятий и организаций по ним является самой закрытой. Можно смело говорить, что такие данные – это всего лишь верхушка мусорного айсберга. По мнению председателя правительства Ульяновской области Александра Смекалина, отсутствие прозрачности ведет к утрате значительных объемов первичных природных ресурсов, к отводу новых земельных участков под захоронение отходов, тормозит привлечение инвестиций и внедрение передовых технологий в сферу обращения с отходами. «Мы должны признать, – говорит премьер, – что проблему утилизации ТКО никто не сможет решить в одиночку». На этом фоне вселяет некоторую надежду соглашение между правительством региона и инвесторами, в соответствии с которым запланировано строительство пяти объектов обработки ТКО как в правобережной, так и в левобережной части области. Забегая несколько вперед, скажем, что один мусоросортировочный комплекс уже запущен в эксплуатацию.

                По словам представителей ООО «Центр экологических технологий», работа нового предприятия позволяет не только уменьшить количество отходов, но и вовлечь в оборот вторичное сырье и снабжать им перерабатывающие предприятия региона. В настоящее время мощность производства составляет около 160 тысяч тонн. Пуск в эксплуатацию второй линии позволит в будущем обрабатывать ежегодно до 300 тысяч тонн ТКО. С нынешними задачами справляются 130 человек персонала, впоследствии количество рабочих мест будет расти по мере необходимости.

                Схема – новая, проблемы – старые

                Но счастье было недолгим. Территориальная схема по обращению с отходами действовать, практически, так и не начала, ее оспорило ООО «Симбирская экологическая компания». Причины называют разные. По одним – вся правобережная часть региона была отдана на откуп по работе с отходами всего лишь одному оператору. По другим – на основании соглашения с правительством региона в Новоспасском районе планировалось построить объект по размещению и сортировке отходов, но при утверждении терсхемы этот факт почему-то не учли. Дело долго ходило по коридорам присутственных мест, пока не добралось до Верховного суда России, который отменил действие документа, предписал учесть интересы владельцев объекта и таким образом поставил в судебной тяжбе последнюю точку.

                Теперь предстоит восстанавливать пусть и зыбкое, но равновесие в части внесения изменений в законодательство по вопросам внесения платы за негативное воздействие на окружающую среду при размещении ТКО. Выступая на Межпарламентской ассамблее, председатель аграрного комитета ЗСО Виктор Антипов с тревогой отмечал, что задержка в принятии терсхемы препятствует организации сортировки и переработки отходов, заключению договоров с населением в сельской местности, установлению стоимости услуги по вывозу ТКО. Федеральным центром, как известно, была поставлена задача не допустить роста цен для населения на данную услугу более чем на 5%. Действительность, однако, говорит о том, что рост ожидается значительным.

                Чтобы остановить намечающийся процесс, в сферу обращения с ТКО, по мнению депутата, нужно активнее привлекать бизнес-сообщество, инвесторов, общественность. Тем более что растет число случаев, когда граждане попросту отказываются заключать договоры на вывоз отходов, а принудить их к этому шагу в административном порядке невозможно. Соответственно, растет количество несанкционированных свалок, напоминающих гидру: отрубили одну голову, на ее месте тут же вырастает еще несколько. Пока что остановились на том, что финансирование мероприятий по ликвидации свалок на 2018 год ожидается в объеме 6 миллионов рублей. Большие надежды возлагаются на формирование регионального экологического фонда в размере 78 миллионов рублей. Эти средства могут быть направлены в том числе и на ликвидацию свалок.

                Здесь мы подошли к вопросу, с которого и начали нынешний разговор. Министерство строительства, ЖКХ и транспорта Ульяновской области разработало и утвердило новый вариант территориальной схемы обращения с отходами. В соответствии с документом регион разделен на пять «мусорных» зон, для каждой их которых по итогам аукциона будет определен свой оператор. Ожидается, что самой значимой, следовательно, привлекательной, будет зона, в которую входят Базарносызганский, Барышский, Вешкаймский, Инзенский, Карсунский, Майнский, Сурский районы. А также Ульяновский, Цильнинский районы и часть областного центра. Это более 35% «мусорного» рынка. Самой небольшой видится зона, состоящая из районов «южного куста» – Кузоватовского, Николаевского, Новоспасского, Радищевского, Павловского и Старокулаткинского.

                «Мусорный» бизнес, как известно, дело прибыльное, и борьба за участки на предстоящих аукционах ожидается нешуточная. Впрочем, население в таких драках не участвует. У него свои заботы: чтобы исправно вывозили мусор и не задирали до небес цены на такие услуги. Что же касается того, насколько хороша в действии будет новая терсхема, сегодня можно сказать только одно: поживем – увидим.