ONLINE Газета
для семейного чтения

Понедельник 20 Мая 2019

  1. Главная
  2. О газете
  3. Контактная информация
  4. Редакция
  5. Размещение рекламы

«Ленин, Африка и бриллианты»

Автор: Редакция
Дата: 07 May 2019
Просмотров: 84

Как ульяновец Даниил Николаев покорил «черный континент»

Даниил Николаев — человек уникальный. В январе 2013 года на джипе «Ленин» он отправился по маршруту «Ульяновск — Южный полюс». Это беспрецедентное путешествие вылилось в приключение, о котором впору писать книгу (что, кстати, Даниил собирается в ближайшее время сделать). Ульяновец проехал 40 тысяч километров, побывал в 29 странах, провёл за рулём в общей сложности 1,5 года и даже отсидел в африканской тюрьме.

Даниил рассказал нам о своем путешествии, новых планах и собственном вкусе жизни.

Шпион в кандалах

В Зимбабве меня осудили за подозрение в шпионаже. До этого я проехал 35 тысяч километров, и у меня не было никаких проблем, даже на границах самых опасных стран. Я сам в этом виноват: был на диком адреналине, только что прыгнул с тарзанкой на водопаде Виктория на высоту 197 метров. После этого местный пограничник, без формы и бейджика, попросил показать, что у меня в машине. Я говорю: «А кто ты такой?». Он, конечно, разозлился, заявил, что я не проеду через Зимбабве. Меня это не испугало: я решил объехать эту страну через Замбию и Ботсвану.

И тут меня сгубила глупость. Я потребовал вернуть назад деньги — 70 долларов, уплаченные за визу и проезд по стране. Таможенники отказались это делать без начальника. Я решил подождать. И дождался. Так как я уже был на территории Зимбабве, мою машину решили тщательно обыскать. Нашли военную форму — без шевронов, у нас в такой ходят за грибами (но в этой стране она запрещена), карту с военными объектами, которую мне подарили ООНовцы, профессиональную аппаратуру, дрон, спутниковый телефон, два моих паспорта — заграничный и российский, журналистское удостоверение…

До двух часов ночи меня спрашивали: зачем я приехал в Зимбабве? И я не выдержал, пошутил: «Моё правительство послало меня узнать, как вы добываете огонь». После этого меня, конечно же, арестовали. В российском посольстве пообещали, что все будет хорошо — соглашайся со всем, заплатишь штраф, и поедешь дальше. Но на деле вышло иначе. Меня приговорили к двум годам тюрьмы!

Осознание этого пришло не сразу. Сначала я бунтовал: решил показать силу, плюнул на ботинок охранника (который оказался начальником тюрьмы). Меня на 10 дней заковали в кандалы. Я объявил голодовку. Но на 12-й день понял, что дальше не выдержу, и смирился. В тюрьме я был единственным белым, другие заключённые, увидев меня в кандалах, боялись: подумали, что я какой-то страшный преступник. А когда узнали, что мне  дали два года, были шокированы: максимальный срок, который они отбывали — всего полгода…

Тюрьма в Зимбабве — это небольшие бетонные камеры, где мы спали на полу, на тонких пледах (ночью температура опускалась до 4 градусов). Сильнейший шум водопада Виктория — ощущение, что ты находишься рядом с танковым полигоном. Каша фуфу с фасолью или шпинатом два раза в день и вечерний арахис или поп-корн. Я выходил на прогулку во двор и чувствовал себя, как в кино: тюрьма окружена обычной сеткой-рабицей, рядом стоит мой джип «Ленин»! Были мысли сбежать.

Но потом я смирился с тем, что проведу здесь два года. А через две недели прибыли представители миграционной службы — подписать бумаги о моей депортации из страны. Ещё через две недели меня, в кандалах и под конвоем с автоматами, доставили к банкомату, чтобы я снял деньги на билет. А потом, в том же виде — в авиакомпанию. Я — бородатый, в тюремной робе, хорошо напугал туристов. Сказал им: «Никогда не приезжайте в Зимбабве!».

Меня, по законам Зимбабве, депортировали на три года. Каждый день я был мыслями в Африке. Друзья меня отговаривали возвращаться — мол, машина наверное уже пропала, незачем ехать. Но я твёрдо решил закончить путешествие. И, ровно день в день, через три года, вернулся. «Ленин» оказался наполовину разграблен (воры, правда, оставили дорогую технику, видимо, побоялись её забирать). Я доехал до Намибии, отремонтировал джип и двинулся дальше: до ЮАР, мыса Доброй Надежды, крайней точки Африки. ЮАР стала 95-й по счёту страной, где я побывал за свою жизнь.

История про музумбу

Самыми сложными в Африке для меня стали 2300 километров, которые я проехал по Конго. Был сезон дождей. В стране — гражданская война. Никто до меня не проезжал страну в это время в одиночку — людей просто потом не могли найти. Но я решился.

Дорог не было, постоянно лил дождь, но машина не подвела — пока я не заправился в одной из деревень, по ощущениям, чистой нефтью. В самом центре страны, в джунглях сгорел топливный насос. Пока я пытался отремонтировать «Ленина», у меня закончились продукты, денег было мало — банкоматов в деревнях нет, я покупал куриные яйца, а потом ловил змей и питонов.

В один из дней я в очередной раз вытащил тяжеленный (120 килограммов) топливный бак и, отчаявшись, сидел в грязи под дождем. И неожиданно услышал русскую речь: «Здравствуйте!». Ко мне подошел местный житель — чернокожий парень с белоснежной улыбкой. Я подумал, что у меня галлюцинации. Но оказалось, что Давид (так его звали) — доктор, он учился в университете в Волгограде. «Я увидел российские номера, и не поверил своим глазам: неужели машина из России может сюда доехать?», — сказал он мне. Оказалось, что может.

Давид помог мне, мы обменялись телефонами. Я поехал дальше и понял, что заболеваю малярией. Сначала я не волновался: два раза я уже заражался, главное вовремя принять таблетки. Но потом с ужасом понял, что забыл все лекарства в Ульяновске! Я встал около вышки сотовой связи, разбил палатку, позвонил Давиду. Он сказал, что будет добираться до меня дней пять — я успел отъехать от его деревни на 240 километров. За это время я уже умру.

Я лёг в палатку и отключился. У меня начались судороги. О том, что было дальше, мне рассказала семейная пара, которая жила рядом. Молодые муж с женой охраняли сотовую вышку. Они увидели, как «музумбу» (белый человек) за 10 минут построил дом, зашёл в него и пропал. День они ходили около палатки, а на второй решились-таки войти. Увидели меня, лежащего без сознания, ответили на трезвонящий спутниковый телефон — звонил доктор Давид. Они объяснили ему ситуацию и вызвали врача-ветеринара с ближайшей фермы. Он-то меня и спас. Неделю колол уколы, пока я не пришёл в себя.

В «Ленине» разрядился аккумулятор, поэтому Давид вызвал для меня грузовик. Мы забрали джип: 10 дней мне пришлось ехать вместе с полсотней местных жителей с детьми. Видимо, сказалось то, что я переболел малярией, плюс усталость — попутчики меня начали сильно раздражать. Однажды я не выдержал и накричал на водителя — потребовал, чтобы он всех высадил и вёз меня одного. Люди испугались, а мне стало дико стыдно за своё поведение. Я решил реабилитироваться: отдал всю оставшуюся еду в общий котёл, положил маленьких детей спать в салоне «Ленина».

А потом произошло то, за что меня назвали «Белым львом». Грузовик остановили повстанцы. Это был обычный рэкет: у людей отбирали деньги и еду. Со мной на собственную свадьбу ехал врач, который спас меня от малярии: он вёз невесте и родственникам подарки и деньги. Я заявил повстанцам, чтобы они отпустили моих попутчиков. Дал им 100 долларов и преподнёс презент — перцовый баллончик. Сказал, что это дезодорант, посоветовал побрызгать под мышками. Они это сделали и с дикими криками убежали в джунгли. А мы, тем временем благополучно уехали.

Это были самые долгие километры в моей жизни: 2300 километров по Конго я преодолел за 4,5 месяца.

Человек без кожи

Африка меня очень изменила. То, кем я был до путешествия, и каков я сейчас — два совершенно разных человека. Путешествие научило меня выдержке, терпению. В том, что я хотел закончить путешествие любой ценой и сделал это, думаю, проявился мой характер.

Вообще путешествовать, видеть, как живут другие люди, очень полезно. Сейчас я езжу по дальнему Засвияжью и понимаю, что это Конго. Дорог нет — асфальт растаял вместе со снегом. Многоэтажки — это та же африканская деревня, только все живут в одном подъезде.

Я понял, что мы ничего не знаем про Африку, а они ничего не знают про Россию. Думают, что мы в ходим в ушанках, с балалайками и медведями. А наше представление — что они там пухнут от голода и умирают от жары. В Кейптауне, между тем, выпадает снег, а города  во многих странах очень красивые, идеально чистые.

В Африке меньше образованных людей, и они более наивные, чем мы. Вот только одна история. В Сьерра-Леоне добывают алмазы. Для этого нужно получить официальное разрешение от правительства и неофициальное — от местных «королей», вождей племен, которые веками на этой земле жили. Мой друг заранее положил на дне речки акваланг и закрепил над ним небольшой буй, чтобы легко было найти. Потом он собрал жителей деревни, как положено, накормил их мясом, потом прочитал над рекой «молитву» на русском: «Над седой равниной моря гордо реет буревестник…». И погрузился под воду. Просидел там полчаса, дышал с помощью акваланга. А потом вышел назад, заявил, что «боги разрешили добывать алмазы». Местные были в шоке.

Африканские города — это Россия начала 90-х, когда к нам только-только начала заходить коммерция. Африканские деревни — это Россия начала XX века: дети никогда не видели белых людей, они трогали меня, спрашивали, а где у тебя кожа? Кстати, музумба дословно переводится как «человек без кожи».

На «буханке» на полюс

В мае я запускаю свой YouTube-канал, чтобы к сентябрю он набрал обороты. В начале осени мы готовим новую экспедицию, проект под названием «Самый лучший день». Мы — двое ведущих и один герой — отправимся в путешествие по восточному побережью Африки, от Москвы до Кейптауна.

Это интерактивный проект. Ведущая — гламурная девушка — будет жить на деньги, которые перечислят зрители: 100 рублей — так 100 рублей, 1000 — так тысяча. То, что она не потратит за день, перейдёт в несгораемый банк: каждую неделю скопленная сумма будет разыгрываться среди подписчиков нашего канала. Также зрители смогут выиграть поездку с нами в каждой стране, где мы будем: мы полностью оплатим билет и пребывание в Африке. В конце проекта разыграем автомобиль, на котором путешествуетм.

Африка — это первый этап. Далее мы хотим устроить точно такое же путешествие по двум Америкам, от Буэнос-Айреса до Аляски. А потом проехать от Дальнего Востока до Москвы.

И, наконец, моя самая заветная мечта — добраться до Южного полюса на УАЗе-«буханке». Я уже придумал ему имя — Гагарин. Это будет полностью переделанная «буханка», с огромными колёсами, подготовленная для путешествия по льдам. Моя цель — доехать от станции Новолазаревской до полюса (всего 3200 километров) за 72 часа. Хочу побить рекорд казахстанских ребят, которые сделали это за 108 часов.  

Главное, что я понял: все мечты реальны. Нужно лишь поставить цель и идти к ней. А остальное приложится.